RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD63,71851 EUR70,759410 CNY90,5839100 JPY58,6591
Облачно -5°C
16:48 воскресенье
8 декабря 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

НАКАНУНЕ БИТВЫ ПРИ ДУЛЬДУРГЕ (ПЕЙЗАЖ ПЕРЕД ЭЛЕКТОРАЛЬНЫМ СРАЖЕНИЕМ)

Версия для печати

В Забайкалье традиционно не то, что нет привычки к политике, но вообще к конфликту в публичной сфере. И вдруг в пасторальной дульдургинской провинции Агинского бурятского округа на ровном месте муниципальных выборов разразилась едва ли не информационная бойня, положив начало новому этапу компроматного дела на земле даурской. Между тем то, что происходит там сейчас, – вещь абсолютно нормальная, противостояние между соискателями районной власти – что может быть проще?

Извилистый путь в главы

Особенность нынешних выборов 10 октября заключена в том обстоятельстве, что дульдургинцы не будут избирать главу района прямым и тайным волеизъявлением. И все потому, что у муниципального района «Дульдургинский район» новый устав. Отныне и присно глава муниципального района, он же председатель совета муниципального района, - следите за мыслью, - будет избираться из числа депутатов совета муниципального района. Уловили? Правильно, двухступенчатые теперь в Дульдурге выборы главы.

Сначала дульдургинцы выберут 15 депутатов муниципального совета, а потом вновь сформированный депутатский корпус выберет уже без посторонней помощи из себя, то есть из числа депутатов, лучшего, так сказать, из лучших. То есть определит путем голосования высшее должностное лицо, которое будет отвечать за все сферы деятельности в районе – главу муниципального района. Он же, см. выше, председатель совета муниципального района. Таким образом, желающие взвалить груз ответственности должны: 1) сами пройти в совет муниципального района; 2) провести туда своих сторонников в достаточном числе не менее семи депутатов, которые вместе со своим лидером образуют большинство и станут прокладывать курс Дульдурги от хорошего к лучшему, на социально-экономическое процветание, значит.

«Единая Россия» против «Единой России»?

И вот уже в совет муниципального района на 15 депутатских мандатов претендуют сразу 48 кандидатов. 30 из них или 62,5% - члены и сторонники «Единой России». Половина из них выдвинута Забайкальским региональным отделением «Единой России», другая половина самовыдвинулась с благословения местной парторганизации в виде справки в избирком о членстве. В среднем получается на один мандат по два партийных и чуть более одного беспартийного.

Конкурс, конечно, не как в МГИМО, но рост политической активности национальных окраин налицо. Причем в однопартийном формате, потому что политические оппоненты единоросов негусто представлены единственным кандидатом - членом КПРФ Ананьевой, - к тому же самовыдвиженки. Но вряд ли Дульдурга станет для Галины Ананьвой, «красавицы и комсомолки», политическим трамплином как Финчли для Маргарет Тэтчер. Поэтому дульдургинский сюжет в смысле межпартийной конкуренции отличается истинно кинематографической предсказуемостью.

И вот что интересно: в глубинке, как говорят на востоке, «в корнях травы» власть кроме «Единой России», получается, и не нужна никому. Теплые кресла депутатов читинской городской думы, тем более, краевого Заксобрания, там – да. Оппонентов партии власти «палкой не отгонишь». А где власть работает над повседневными заботами людей, где тебя все знают «как облупленного», где чиновник не может сказать избирателю, что он не отвечает за протекающую трубу или крышу жилого дома, оппозиционных краснобаев шибко-то не наблюдается. Примечательное наблюдение, однако.

Внутрипартийная дискуссия: плюсы

Вообще в Дульдургинском районе избирателей немного – 10 с лишним тысяч, поэтому на муниципальных выборах родственные и земляческие связи играют огромную роль. Особенно у бурятского этноса, который сохраняет значение родственных связей. К тому же явка на выборы здесь традиционно высока – порядка 80%.

Так в чем интрига? - спросите вы. В советскую эпоху говорили, что у нас система однопартийная, но разноподъездная: отделы ЦК КПСС конкурировали и с удовольствием подставляли друг друга. Восток – дело еще более тонкое, но на поверхности взбаламученного предстоящими 10 октября выборами политического водоема Дульдурги плавает соперничество за должность районного руководителя двух единоросов: нынешнего главы районной администрации Бато Доржиева и советника председателя Контрольно-счетной палаты Забайкальского края Базаржаба Галсанова.

Причем идут оба видных партийца по одному избирательному округу – Ононскому, куда входит и Зуткулей - родное село Галсанова, и Узон, где родился Доржиев. В Дульдурге мало кто сомневается, что оба – и Бато Доржиев, и Базаржаб Галсанов, пройдут в совет муниципального района. И вовсе не идеальный, но опытный управленец, при котором Дульдурга адаптировалась к новым послеобъединительным условиям без массового сброса производств и должностей, ветеран битв за урожай. И кабинетный клерк, который по большому счету ничем не рискует, даже своей читинской синекурой.

Другое дело, как между их сторонниками распределятся остальные 13 мандатов районного совета. С учетом того, что большинство кандидатов принадлежат к «Единой России», дульдургинцы, очевидно, будут голосовать не столько за партийную принадлежность, сколько за конкретных людей, которых история условно поделила на «доржиевцев» и «галсановцев».

Доржиевцы показывают избирателям то, чего не спрячешь: ухоженные дульдургинские села сохранили респектабельный вид и через пару лет после объединения. Но, несмотря на отсутствие шальных дообъединительных деньжищ и очевидные трудности, на Агинской земле по-прежнему и сурепка выше и девки краше, нежели в других уголках Забайкальского края. Сеть сторонников Галсанова тоже держится победительно и делает акцент на естественных промахах действующей администрации. Как помещик Собакевич со своей формулой: «Все мошенники, христопродавцы. Один там есть порядочный человек — прокурор, да по правде сказать, и тот свинья».

Упрекают Доржиева даже не в том, что он не добивался конкретных результатов – это было бы просто кривдой, – а в том, что можно было бы сделать больше. Как сказал мне один из моих дульдургинских собеседников, «сейчас уже начали г*внить за каждую мелочь». В этом, правда, есть и весьма существенный положительный момент. Начальство и народ в России вообще, а в Забайкалье в особенности обычно не травмируют друг друга правдой. Поэтому начальству хоть в предвыборный период полезно послушать о себе любимых и нелицеприятные мнения.

Это нормально, и не надо приступов политического энуреза и краснеть, падая в обморок, как тургеневские барышни. Помогает сохранить объективную картину мира, повысить конкурентоспособность и предохраниться от бронзовения, избежать безволия, аморфности, расслабленности и бесцельности. На наших глазах строится реальное российское самоуправление, основанное на традициях, нравах и условиях собственной страны. Иначе, без этой свободы, Большая Система вообще работать не может – все-таки не казарма.

И минусы

Другое дело, что в увлечении критикой легко сбиться в оголтелый популизм, а то и вовсе перейти этические границы, в чем доржиевцы обоснованно упрекают галсановцев. Приятно, конечно, слышать от земляков: «Вот, блин, орёл! Как он на начальство попёр!» Но отвечать-то должна не только действующая власть, но и те, кто ее пытается критиковать.

Если кто-то заявляет, что бюджетные доходы в рамках одного муниципального района можно единовременно увеличить в разы, то это же бессовестное враньё или, на худой конец, безнадежный романтизм и отрыв от реальности. Тут сразу вспоминается цитата из фильма «Иван Васильевич меняет профессию»: «Вы когда говорите, такое впечатление, что вы бредите». Предвыборная программа из категории тех, качество которых вырастает в прямой пропорции от выпитого пива и на любителей пива рассчитанная.

Кампания дает помимо положительного также и чудеса свободного доступа к порочному и увлекательно-грязному. Например, мой собеседник из числа галсановцев признал, что «есть грех» попыток поиграть на национальных чувствах русских, хотя сам Галсанов от этого публично отмежевывается. Любая обслуживающая команда всегда "бежит впереди паровоза", пытаясь сделать начальнику приятное и застолбить место возле него. И все это электорат с хрустом жует, аж за ушами трещит.

Вместе с тем, азарт предвыборной гонки вызывает у некоторых ее участников, мягко говоря, неразборчивость в выборе союзников. Возникает впечатление, в том числе и из бесед с галсановцами, что их коалиция построена на конъюнктурных интересах по принципу «кто против Доржиева, тот с нами». Это, по-видимому, не может быть надежной основой для прочного союза. Вообще нельзя понять, с какого «перепугу» в случае гипотетического получения этой разношерстной с точки зрения интересов и случайно сложившейся компанией большинства в совете, она поддержит именно Галсанова. Это не может характеризовать уважаемого Базаржаба Хуригадаевича как многоопытного политика. Там ведь могут оказаться и другие желающие «порулить» Дульдургой.

Тем временем доржиевцы подвергаются нападкам не только однопартийцев и беспартийных, что еще сошло бы худо-бедно за внутрипартийную дискуссию. Их атакуют и политические оппоненты-коммунисты, с которыми вольно или невольно блокируется, так сказать, антидоржиевская коалиция. Коммунисты, как говорилось выше, в мутной предвыборной воде не столько ловят свою рыбку, сколько на перспективу распугивают единоросовскую: так и так, дорогие земляки-дульдургинцы, вихри враждебные веют над вами. Опять же темные силы вас злобно гнетут. Ленин, помните, называл «полезными идиотами» публику, которая ради сиюминутных выгод готова прислуживать политическим оппонентам. Ильич, он понимал в людях, авось и дульдургинцы разберутся.

О стабильности и преемственности

В заключение позволю себе некоторые соображения. Бюджет Дульдургинского района составляет всего 425 миллионов рублей. На собственные средства приходится менее 10% этой суммы. Кто бы не пришел к руководству Дульдургинским районом, он будет успешен ровно настолько, насколько умеет найти общий язык с вышестоящим руководством, а, если надо, и «выколачивать» необходимые средства. Нынешнее руководство можно упрекать в чем угодно, но с защитой бюджета оно, очевидно, справляется. Можно только гадать на тему «не стало бы бабе хуже», к чему приведет замена кадров на менее опытные в этом деликатном деле.

Регион тотально недонаселен, беден, обезвожен. Кто бы не пришел к руководству Дульдургинским районом, у него будет тот же самый крайне узкий коридор хозяйственных возможностей, основанных на адском труде животноводов. Может, плетью обуха на волне популизма и перешибешь, но выше головы все равно не прыгнешь – главным источником экономического развития останется аграрная сфера в формате малого предпринимательства. А это значит, что чудес больше не будет, развитие туризма на Алханае имеет жесткие естественные ограничения, местный уголь дополнит структуру хозяйства, но не изменит ее. В общем, как «потопаешь», так и «полопаешь». В этих условиях любое снижение общественно-политической стабильности и разлад – а многим размыв стабильности нравится – будут иметь самые негативные последствия для экономического развития.

Впрочем, мои дульдургинские собеседники уверяли, что нрав местного симпатичного народа таков, что они будут, конечно, баламутить, но благоразумие, основанное на ясном понимании своих объективных интересов, возьмет верх.

Автор: Александр ТАРАСОВ
Система Orphus

Добавить комментарий



^