RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD62,55441 EUR69,860810 CNY89,5605100 JPY57,0596
Ясно -15°C
19:26 понедельник
16 декабря 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

ХРОНИКИ РЕФЕРЕНДУМА И ОБЪЕДИНЕНИЯ

Версия для печати

В апреле 2010 года Институт современного развития (ИНСОР), главным попечителем которого является Дмитрий Медведев, опубликовал результаты исследования последствий слияний регионов. Выводы ученых неутешительны - объединение Читинской области с Агинским Бурятским АО не отвечало ни одному критерию и оно скорее губительно, чем полезно

Четыре года назад, 11 марта 2007 года, состоялся ставший уже историческим, референдум по объединению Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа. В нем приняло участие более 80% жителей двух регионов, имеющих право голоса. Год спустя, 1 марта 2008 года, на картах России появился новый регион - Забайкальский край…

Предисловие

В 2007 году мартовский референдум по объединению ЧО и АБАО должен был стать одним из трех себе подобных. Предполагалось, что за слияние проголосуют Адыгея и Краснодарский край, Алтай и республика Горный Алтай. Первыми «заартачились» в Адыгее. Там националистические организации выступили резко против объединения. После массовых выступлений национальных черкесских организаций и их обращения в Европарламент с просьбой признать геноцид адыгов процесс объединения сошел на нет. Упорствовать федеральное правительство не стало - Россия в то время активно боролась за возможность проведения Олимпиады в Сочи в 2014 году.

«Встали на дыбы» два алтайских региона. Сначала горноалтайцы воспротивились, а затем уже и алтайцы. Несмотря на все увещевания центра, на уговоры полномочного представителя Президента в СФО Анатолия Квашнина, и этот референдум пошел прахом. Объединительный процесс активно забуксовал.

Остался лишь один вариант - Читинская область и Агинский Бурятский автономный округ. Это объединение нужно было провести образцово-показательно, хотя с самого начала в АБАО были категорически против. И тогдашний глава округа Баир Жамсуев, и депутат от Агинского Иосиф Кобзон не раз публично высказывали свое неприятие этому процессу.

Подготовка

Тезис властей: объединение Читинской области и Агинского Бурятского автономного округа выгодно, прежде всего, по экономическим причинам.

Незадолго до проведения референдума Минрегионразвития РФ опубликовал списки дотационных регионов. АБАО, единственный из всех регионов Сибири, вошел в число низкодотационных, объемы помощи федерального центра составляли всего лишь 6,43%. У будущего «поглотителя» округа - Читинской области - доля федеральной помощи достигла 45%. Такие данные позволили Чите занять «почетное» 70-е место рейтинга из 87.

«Главный федеральный инспектор по Читинской области Валерий Попов сообщил, что Правительство Российской Федерации направит на развитие Забайкальского края 700 млрд. руб. в течение 10 лет.(700 млрд. руб. - это 10% всего российского бюджета за 2006 год - авт.). Основная часть инвестиций в новый субъект РФ пойдет после объединения Читинской области с Агинским Бурятским автономным округом. По словам г-на Попова, Забайкальский край станет самым богатым субъектом РФ в Сибири, а его экономическое развитие - крупнейшим проектом в стране. По линии инвестиционного фонда, отметил чиновник, правительство намерено перечислить в край 100 миллиардов, а остальные деньги в размере 600 миллиардов станут взносом крупных государственных компаний - РАО «ЕЭС России», «РЖД» и других инвесторов».

Это и стало основной «заманухой» со стороны федерального центра. Сдались даже неуступчивые Жамсуев и Кобзон. Хотя в данном случае можно было говорить о шантаже со стороны властей: все проекты по развитию Юго-востока, строительству Южного хода ЗабЖД и 4-го энергоблока на Харанорской ГРЭС были запланированы достаточно давно, когда объединением даже не пахло. А тут предлагалась сделка: деньги в обмен на объединение.

Впрочем, большинству жителей обоих регионов эти деньги были, что называется «до лампочки»: это был сигнал местным властям - провести образцово-показательный референдум.

Референдум

Установка была дана, и местные власти взялись очень жестко претворять ее в жизнь. Все зачатки инакомыслия пресекались на корню. Достаточно сказать, что за время подготовки референдума не было создано ни одного объединения граждан, которые бы выступали против. И это не по тому, что таковые были - просто этого не позволяли сделать.

Контроль прессы был практически тотальный. Любая информация, шедшая вразрез с генеральной линией, становилась предметом разборок. Например, автором этих строк в конце января 2008 года заинтересовались в Управлении по борьбе с организованной преступностью. Представляете себе уровень проблемы - журналист позволил себе лишь подвергнуть анализу экономические успехи уже объединенных регионов и написал о «нетрадиционных» методах агитации за объединение и тут же стал объектом пристального внимания правоохранительных органов. Видимо, к тому моменту с преступностью, в том числе и организованной, в регионе было покончено.

То, как проходило голосование 11 марта 2007 года помнят, наверняка, многие: пронумерованные приглашения, установка проголосовать до 11.00 и возникшая из-за этого давка. Правда, в телевизионных репортажах все было до крайности красиво: люди опускали в урны бюллетени и произносили в камеру политически правильные слова.

Три года спустя

В апреле 2010 года Институт современного развития (ИНСОР), главным попечителем которого является Дмитрий Медведев, порекомендовал президенту отказаться от дальнейших слияний регионов, так как они скорее губительны, чем полезны. Объединений было пять, во всех случаях их необходимость объяснялась тремя факторами: противоречиями в управлении субъектами; уверенностью центра в том, что число субъектов слишком велико, и предположением, что социально и экономически более сильные территории должны стать «локомотивами» развития округов.

Ни одному из этих критериев слияние Читинской области с Агинским Бурятским АО не отвечало - Чита сама депрессивный регион, а округ на момент объединения делал успехи в развитии благодаря своему оффшорному статусу.

Экономического эффекта объединения эксперты не нашли. Регионам на момент объединения обещались дополнительные бюджетные трансферты как «пряник». Объединившись, регионы потеряли еще и интерес к себе со стороны бизнеса: компании регистрировались в малонаселенных АО для минимизации налоговых отчислений. Социальные выгоды также неочевидны: сократились барьеры для перемещения рабочей силы, но успехов в борьбе с бедностью нет. Кроме того, объединение бурятских округов с Читой и Иркутском и вовсе привело к этническому противостоянию - против активно высказались бурятские национальные объединения и буддийские ламы.

По итогам анализа ИНСОР приходит к неутешительным выводам: экономический, социальный и административный эффект от всех состоявшихся слияний «нулевой».

1 марта первый тост звучит так: Ну, за объединение!

Автор: Роман ТВОРЦОВ
Система Orphus

Добавить комментарий



^