RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD63,56531 EUR70,455810 CNY90,3057100 JPY58,4482
Ясно -8°C
22:39 четверг
12 декабря 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

ДЕФИЦИТ ПО-СОВЕТСКИ

Версия для печати

О пустых полках, очередях и карточной системе
- А не подскажете, где находится магазин «Принцип»?
- Какой-какой? Никогда не слышал. А что за магазин такой?
- Да где ни спрошу, того нету, сего нету... Но в принципе, говорят, всё есть!
Диалог иностранца с нашим в 80-е.

Суть явления

Дефицит — печально известное явление советской эпохи и начала лихих 90-ых. Те из нас, кому довелось жить и расти в Совестком союзе и постперестроечной России, хорошо помнят, чего стоило простому человеку достать тот или иной продукт, вещи или бытовую технику. Кому-то после долгих усилий это удавалось, а кто-то оставался с носом. Проще говоря, деньги были, желание что-то приобрести тоже присутствовало, а покупать-то нечего. И перечень дефицитных товаров сильно зависел от местности. Если в центральных городах нашей необъятной Родины еще можно было что-то урвать, то в отдаленном от Москвы и Санкт-Петербурге Забайкалье дела обстояли намного хуже.

В Краснокаменске было всё

«Мяса нет, колготок нет. Зачем нужен такой дед?!», - сочинял стишки и частушки о Брежневе, руководившим страной во время дефицита, забайкальский народ, уставший от повальной нехватки всего и вся.

В качестве исключения существовали в стране закрытые города, жители которых дефицита в вещах и продуктах практически не испытывали. В нашем родном Забайкальском крае таким городом был Краснокаменск.

- Моё детство пришлось как раз на период тотального дефицита, - улыбается жительница Краснокаменска Александра Черникова. - В Читу к родственникам мы с родителями приезжали просто в гости, но никак не за покупками. Это в девяностых годах у нас появилась августовская традиция ездить в столицу Забайкалья за школьными принадлежностями и одеждой. А в конце 80-ых в Краснокаменске было всё — колбаса и колбасные изделия, мороженое, качественный трикотаж, шоколадные конфеты и натуральные соки... В общем, от дефицита тех или иных вещей краснокаменцы не страдали вовсе.

В Москву за колготками

Одежда в магазины Забайкалья приходила большими партиями. Люди, не избалованные фасонами, цветами и размерами, зачастую приобретали то, что придется. Ходили в одинаковых куртах, ботинках, брюках и пальто. У кого была возможность ездить в Москву в командировки, неизменно привозили оттуда дефицитные лакомства и одежду для родных и близких.

В студенческие годы наш преподаватель экономики рассказывал, как из поездки в Златоглавую в 80-ых годах привозил чемодан конфет и детские колготки. Детские вещи в нашем регионе считались «эксклюзивным» товаром.

Естественно, каждому родителю хотелось нарядить своё чадо во всё самое лучшее и красивое. Люди обменивались адресами заводов по изготовлению одежды, выписывали по почте из Белоруссии платья, костюмы и туфли. Иногда в забайкальские деревни приезжали автолавки. Выкидывали на прилавок одежду, домашнюю утварь, шторы и постельное бельё. По словам очевидцев, вокруг торговцев моментально образовывалась очередь. За обладание той или иной вещью порой случались настоящие драки с синяками и ссадинами.

- Как-то подружка поделилась со мной адресом трикотажной фабрики в Гомеле, - вспоминает Татьяна Похилько. - Посмотрела на товары, представленные в небольшом каталоге и заказала детский комбинезон для сына. Посылку с почты забрал супруг и вместе с этим комбинезоном направился на работу в сельскую школу. Коллеги мужа, увидев шикарный жёлтый комбинезон с аккуратными коричневыми полосочками и капюшоном пришли в восторг и начали расспрашивать его, где удалось добыть такую красоту. Супруг пошутил: в сельмаге выбросили. Вся женская половина школы наперегонки помчалась в сельмаг, уроки были сорваны, муж смеялся, дети ликовали. Конечно, супругу потом пришлось несладко — обманутые и раздосадованные коллеги его едва не поколотили. Вот так мы гонялись за красивыми и дефицитными вещами.

ОБХСС бояться — без продуктов жить

- Жили в деревне Оловяннинского района, - вспоминает Игорь Шадрин. - А в деревнях, сами знаете, и так днём с огнём ничего не сыщещь. В советские времена тем более. В нашем селе была очередь на стиральные машины, пылесосы, сепараторы и другую бытовую технику. Для того чтобы их купить, нужно было сдать определенное количество мяса в заготовительную контору и ждать своей очереди.

Колбасы, сыры, мясные и рыбные консервы, шоколадные конфеты «Мишка на Севере» и «Птичье молоко», по словам очевидцев, были легко доступны только для партийных руководителей.

К слову, в деревнях Забайкальского края к продавцам в магазинах относились только как к продавцам: редко кто заискивал перед работниками торговли в надежде урвать для себя дефицитный товар. Разговор зачастую был коротким: «Нет — и не надо. Не дашь — ну и ладно». Зато в рабочих посёлках и городах, все-таки, старались завести друзей среди продавцов мяса, колбасных изделий и т.д.

Заведующие продуктовыми отделами и магазинами в таких поселках считались блатными. Продуктовый дефицит беспрекословно выкладывался на прилавки только для работников райнных исполнительных комитетов. Остальной люд «подкармливали» исходя из соображений нужности и полезности того или иного человека для себя любимого.

- Как боялись ОБХСС (отдел по борьбе с хищениями социалистической собственности) в те годы, - восклицает Игорь Георгиевич. - Специалистов этого отдела, все-таки, снабжали дефицитными товарами, причём вне всякой очереди. Народный контроль уважали. День, когда в магазин нагрянет комиссия с проверкой выясняли заранее. Дефицитные и деликатесные товары сразу же прятались. Помню, как-то в одном из таких магазинов заставили продавцов выложить на прилавок мармелад, который от времени стал твёрдым как камень. Вот ведь как люди жадничали.

Но все же работать в сфере торговли и питания было выгодно и даже престижно.

Дефицит в дефиците

Чтобы купить новенькие «Жигули», приходилось стоять в очереди на приобретение. Нет, совсем не в той очереди, как в магазине. Вставали в эту очередь на крупных предприятиях и ждали. Годы, иногда десятилетия. Нередко не дожидались. Очередь двигалась медленно, наверх постоянно пододвигались различные знакомые или просто блатные.

Помню, мой покойный дед специально разводил свиней. Три года сдавал мясо, чтобы потом, встав в общую очередь, на эти деньги купить автомобиль «Нива».

В советские времена была популярна загадка: «Идёт дефицит в дефиците, несёт дефицит в дефиците». Ответ: дворник в дубленке несёт колбасу, завёрнутую в туалетную бумагу.

Изделия из хрусталя считались особым шиком. Примета времени: чем больше хрустальной утвари стоит на полках в шкафу, тем богаче семья.

Мебель, бытовая техника, ковры, обои, сантехника и кафель — всё это тоже было в особом дефиците. Приходилось даже не покупать, а «доставать» тот или иной товар. А это, согласитесь, особая форма рыночных отношений. Тут помогало наличие знакомых и друзей, имеющих к этому товару доступ. Работникам торговли достаточно было просто «придержать» товар и продать за бОльшую цену или «нужным людям» с «чёрного хода». Особо неудачливых ловили, сажали и показывали в журнале «Фитиль». Но явление процветало.

Деликатесные продукты — копчёная колбаса, балык, буженина, натуральный или растворимый кофе, икра, фрукты и шпроты — всё это специально «доставалось» к праздничному столу. А алкоголь стал дефицитом после объявленной Горбачёвым антиалкогольной кампании. Тогда-то и появилась частушка: «Слава партии родной, Горбачёву лично: трезвый муж идёт домой, любит на отлично».

Иногда дефицитом в Забайкалье мог внезапно стать какой-нибудь товар, обычно в продаже имеющийся, например, хозяйственное мыло. Продолжаться это могло по нескольку месяцев, на протяжении которых товар либо отсутствовал в принципе, либо появлялся неожиданно и в малом количестве. Продавцы отпускали по одному экземпляру в руки и успевали отшивать тех, кто повторно встал в очередь.

День сегодняшний

Апогей дефицита пришелся на конец 80-х. В это время и была введена карточная система. Карточки выдавались под роспись. Но в магазинах по-прежнему было пусто.

В это же время расширились очереди в магазинах. Люди занимали их часов в пять утра, а иногда и раньше. К моменту привоза товара очередь могла насчитывать сотни человек. На всех не хватало, поэтому была давка, драки и правило «Больше двух в одни руки не давать». Порой очередники составляли нумерованный список — чтобы никто не смог пройти без очереди. Бытует мнение, что и сегодня при всей доступности тех или иных товаров мы можем наблюдать дефицит.

Вентиляторы — лето 2010-го года.
Маски — осень 2009-го года, во время эпидемии свиного гриппа.
Гречка — осень 2010-го.
«Соляной» кризис — зима 2006-го.
Место для ребёнка в детском саду — всегда и повсеместно.




Обратно в СССР
Автор: Алина ДЕНИСОВА
Система Orphus

Добавить комментарий



^