RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD63,71851 EUR70,759410 CNY90,5839100 JPY58,6591
Ясно -13°C
6:17 понедельник
9 декабря 2019
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

88. НОВОГОДНЯЯ love-story

Версия для печати

Люди спешили завершить все свои дела. Радостные приятные хлопоты закружили всех в невообразимую карусель. Все спешили, толкались и вместо традиционного» «Извините!» виновато бормотали: «С наступающим Вас!» В воздухе пахло Новым годом.

- Здравствуйте! Это у вас крупный виноград или мелкие сливы? - спросил я у молоденькой продавщицы. - А вы попробуйте! - А две можно? - Да хоть килограмм. Главное, чтоб в новый год не пронесло. - Не беспокойтесь, у меня желудок ржавые гвозди переваривает. Девушка-лоточница неопределенно пожала плечами и вопросительно посмотрела на меня. - Что брать будете? - Винограда мне килограммов эдак шесть, больше мне не съесть. - Лопнете. - Да, да. И всех обрызгаю. Продавщица хохотнула и положила пакет с виноградом на весы. - Два килограмма. Хватит? - Конечно, моя хорошая. Девушка повела плечами, отсчитала сдачу и посмотрела мне в глаза. «Симпатичная девчонка, а может быть, в этот предновогодний вечер все люди были красивы или как минимум симпатичны?» - Девушка, а давайте вместе встретим Новый год, потом поженимся, и будем жить долго и счастливо и умрем в один день? Она слегка наклонилась над прилавком, прищурила глаза, и уже почти смеясь, сказала: - Столько не живут. Идите уже. Встречайте, празднуйте. У меня еще столько покупателей, - и обреченно покачала головой. Я оглянулся на очередь. Ближняя ко мне старушка подозрительно смотрела на меня и крепко прижимала к себе кошелек. - Ну, вот. В кои то веки предложишь девушке своей мечты руку и сердце и на тебе, - на весь магазин заявил я. - Такой облом. Люди стали оглядываться. Кто-то улыбался, другие тут же с недовольным видом отворачивались и продолжали пальцами указывать продавцам на необходимые продукты. Старушка совсем занервничала и бубнила себе под нос что-то вроде: «до нового году уже успел нализаться и чего людям неймется». - С наступающим всех… Новым Годом, - пожелал я всем присутствующим, сделал лоточнице ручкой и вышел из магазина в морозные сумерки.

Люди спешили завершить все свои дела. Радостные приятные хлопоты закружили всех в невообразимую карусель. Все спешили, толкались и вместо традиционного «Извините!» виновато бормотали: «С наступающим Вас!» В воздухе пахло Новым годом.

Мне всегда казалось, что 31 декабря пахнет чем-то совершенно особенным. Это был, какой то неуловимый и необъяснимый запах, его нельзя было описать, его можно было почувствовать только в этот день. Так, наверное, пахнет сказка. Завтра все будет уже другим и сказка исчезнет. Она живет только один день в году. Жаль.

В кармане завибрировал телефон. Я чертыхнулся. Руки были заняты пакетами, и доставать телефон было крайне неудобно. «Мать, наверное, что-то вспомнила, что что-то не купили и без чего праздник будет не праздник», - попытался я угадать. Не угадал. Звонил Женька от своих родителей. - С наступающим тебя, Димка! - Конгруэнтно. - Девчонки не обиделись? - Им то до спины, Женька. Уже звонили, поздравляли. Сидят в каком-то кабаке. Встречать начали. Вам, Евгений Юрич, велели кланяться. - Да, ладно. Дима, ты же понимаешь? Подготовка к свадьбе дело серьезное, а тут еще Ленкины родители приехали. Решили все совместить. Сейчас ко мне поедем. - Понимаю, Женька. Третий раз жениться - это вам не фунт изюму. - Я старательно изображал обиду. Хотя какие обиды могут быть? Хотели встретить Новый год с Женькой в теплой компании двух очаровательных девчонок. Для разбавления крепко спаянного мужского коллектива. Компанейские девчонки, без всяких претензий, но свадьба дело действительно серьезное. - И какого числа планируешь окольцеваться? - Наверное, в конце января. Ыы, Димка ты меня не заговаривай. Я же тебе по делу звоню. Забуду. - И? - У меня соседка по подъезду хочет познакомиться с тобой. Такая замечательная деваха. Глаза вот такие, - Женька даже присвистнул в трубке и, скорее всего, изобразил величину глаз, то есть бюста. - Она все мне глазки строит, но я человек уже почти семейный. - Угу! - Она тут меня поймала у подъезда. Ларисой, кстати, зовут. В общем, тебя приглашают встретить Новый Год вместе. - О как! Здравствуй, рота Новый год! А я там, с какого боку-припеку? - А что? - Женька с энтузиазмом принялся меня убеждать. - Ты еще ни разу не женился, пора меня догонять… - …как же! За тобой угонишься! - …да если даже не получится? Посидишь, потом ко мне зайдешь. Я думаю, мы к тому моменту управимся. Соглашайся? Ты же авантюрист. - Но не до такой степени. А откуда она меня знает? - Видела как-то нас, тебя запомнила. - Ага, любовь с первого взгляда. - Сам же мне говорил, что не охота дома с родителями встречать. Скучно и так далее. - Женька, у меня уже рука замерзла… - Я к тебе, кстати, забегал. Матери отдал газету там сверху номер ее квартиры, она сама подписала, зовут Лариса. А, это я тебе уже говорил. Ладно. Договорились. Приезжай, она тебя ждет. Еще раз с наступающим. - Протараторил Женька и только я собрался послать его куда подальше с его сводничеством - трубка замолчала. Женька всегда тонко чувствовал, когда нужно закончить разговор.

Он вообще был человеком уникальным. На мелочи, особенно бытовые, памяти у него не было никакой. Он иногда даже забывал номер своей квартиры. За то, Женька помнил до мельчайших подробностей историю скифо-сарматского времени и мог рассказывать о нем часами. Все его свободное время было занято скифами и сарматами. Именно, из-за служения истории он и расстался со своими первыми двумя женами. Женька о них попросту забывал.

Если где-то объявлялся маленький кусочек того времени, Женька бросал все и очертя голову мчался туда. Да и весь домашний распорядок был подчинен только скифам и сарматам - в муках рождалась архинаучная, почти пудовая монография. Какая жена, какой ужин? Не приставайте! Первая терпела два года, но тогда и Женька был попроще, всего лишь аспирант, а вот вторая - уже «кандидатская» жена - ушла через три недели. Ехать к какой-то Ларисе, в числе достоинств, которой я пока находил одно-единственное - она была Женькиной соседкой - хотелось не очень. «Если, что к Женьке смоюсь! И буду всю ночь портить кровь будущим молодоженам», - злорадно подумал я. Дома встречать Новый Год действительно не хотелось, тут Женька был прав: сидеть, пялиться в телевизор всю ночь, есть от пуза, будто в последний раз, слушать родительские рассуждения как было раньше. Отец к бою курантов будет совсем хороший. Брат придет с семьей. Жена Ирина и близнецы: Кирилл и Илья. Катастрофы. Чтобы заставить посидеть их спокойно хотя бы две минуты - нужно совершить невозможное. На месте они вообще не сидели. Вдвоем создавали такую карусель, что уже через час все присутствующие тихо сходили с ума. Подвинуться рассудком в новогоднюю ночь не хотелось. Пришел к родителям. Запахи то стоят. Вкуснотища. Крик, рев в комнате. Следом грохот. Ирина, на ходу бросив: «привет», как на амбразуру, бросается в комнату. Рев становится еще громче. - Ты зачем полку оборвал? - А чего он гантелю в меня швыряет. - Какую гантелю? Ирина с трудом тащит восьмикилограммовую гантелю в кухню, подальше от близнецов. - Мама, курочкой пахнет. Есть охота. Не обедал сегодня. - Подожди немного. Чай пить скоро будем. Женька забегал. В прихожей газету тебе оставил. Бесплатная газета с рекламными объявлениями, что опускают каждую неделю в почтовые ящики. Поверх названия число: корявенькая «88» и приписка «Лариса». «Интересное число. Четыре нуля. Что так, что эдак, одинаково». Женька жил в 103. Из кухни вышел брат, который и оторвал меня от разглядывания восьмерок. - Привет, Игорь. - Здорова. Не женился еще? - Нравится же ему раздражать меня одним и тем же вопросом. - Уже развестись успел. Давно пришли? - перевожу тему. - Только что. Проходим вместе в гостиную. Близнецы уже пронеслись по этой комнате. Привычный уклад комнаты в квартире родителей сломан и вряд ли в этом году будет восстановлен. Из спальни вылетает Илья (или Кирилл?), со всего маху врезается в шкаф, падает навзничь. Следом летит Кирилл (или Илья?), спотыкается о брата, оба начинают громко орать. Уши не выдерживают высокочастотных сигналов и чтобы не мешать воспитательному моменту, что решил учинить сыновьям Игорь, ухожу в кухню. До двенадцати часов можно сойти с ума. В голове всплывают четыре нуля и складываются в затейливое 88. Отгоняю видение. «А может действительно поехать к некой девушке Ларисе. Встретить с ней Новый Год. В этом году пообещать жениться, а утром уйти в морозную мглу народившегося года. Какие наши годы?» - Мам, помочь чем? - Нет, сынок, уже готово все. - Замечательно. - Делаю паузу. - Ма, если я скажу тебе, что хочу встретить Новый Год с девушкой своей мечты, ты меня поймешь? - Веди ее сюда, - мать продолжала накладывать майонез в салат. - Ну, что ты так сразу. Я еще не разобрался в своих чувствах,- я выловил огурец из банки и продолжал: - Тем более девушка тоже еще не готова, внутренне, к знакомству, она и меня то плохо пока знает. Да, можно сказать, совсем не знает. Вкусный огурчик, хрустит приятно. - Я же говорю, сейчас чай попьем, а ты огурцы тягаешь. Иди вон, колбасы в холодильнике лучше возьми. - Мать помешала что-то в кастрюле, из которой валил ароматный пар. - Там что вкусное варится? - Ты мне зубы не заговаривай! Зовут то девушку как? - Лариса. Очень хорошая девушка. Просто замечательная. Гений чистой красоты. - Я набивал цену. - Договорились сегодня, что Новый Год встретим вместе. - Я всегда врал беззастенчиво и красиво. Главное, не начать верить самому себе. - Ты что, прямо сейчас хочешь идти? - Желательно. Еще доехать надо, цветы купить… - Да, - мать оживилась. - Это обязательно. Цветы, сынок, обязательно купи. - О чем сыр-бор? - В кухню зашел отец. - Женюсь, папа! Отец удивленно вскинул брови, но промолчал. Прошел к холодильнику и достал блюдо с колбасой. - Давно пора. Как у нас тут дела, мать? Руководить нужно? - Иди уже. - Мать гневно посмотрела на отца. Отец с блюдом удалился. Через час, после вручения подарков и чая с бутербродами, удалился и я. Футбольный мяч, предназначенный племянникам, я благоразумно вручил брату с просьбой подбросить его под елку уже утром.

Супермаркет встретил меня веселым гомоном многочисленных покупателей, сворой румянощеких Санта Клаусов, да нескольких невзрачных Снегурочек. Еще час времени заняла покупка всех ингредиентов джентльменского набора в виде бутылки коньяка, бутылки брюта (немного подумал, взял вторую, если и убегать к Женьке, то не с пустыми же руками) и огромной коробки конфет. Дополнял натюрморт - букет роз. «Скромно и со вкусом», - подытожил я свой выбор. Полчаса спустя, за час до боя курантов, я звонил в дверь с номером 88. - Кто там? - произнес прелестный голос. - К вам Дед Мороз из Лапландии. С подарками. Дверь приоткрылась. - Что-то рано для Деда Мороза? - К VIP-клиентам в любое время суток. Дверь открылась полностью. На меня напал столбняк. Все мои фантазии об образе девушки, не шли ни в какое сравнение с ее реальным воплощением. Передо мной стоял мой идеал. Девушка-мечта. Девушка-сон. Девушка-видение. Хрупкая, с каштановыми волосами и едва заметной, но такой теплой улыбкой. - А где же ваши олени? Где, Снегурочка, наконец? - Лариса улыбалась. Глаза ее светились радостью, а я таял, как и конфеты в коробке. - Лариса, это вам, - стараясь скрыть свое смущение. Я протянул девушке розы. - Спасибо. - Она бережно приняла цветы, улыбнулась и посмотрела на меня. - А что же мы стоим? Проходите, Дедушка Мороз. Хотя для дедушки вы слишком молоды. - Это я с виду такой. На самом деле я белый и пушистый, то есть старый и седой. - Так вы еще и веселый дедушка? - Она засмеялась. - Стараемся. Это тоже вам. - Я протянул пакет с джентльменским набором. Лариса ушла на кухню, а я уже вновь хотел ее видеть. Мне, показалось, что мы знакомы давно. Я быстро схожусь с людьми, но, тем не менее, еще какое то время чувствую некую дистанцию между собой и новым знакомым. Здесь такого не было. Это было удивительно. Всего минуту я вижу этого человека, а мне так тепло и уютно с ним. Лариса прошла в комнату, поставила вазу на стол и начала говорить. Она не обращалась ко мне, она просто говорила. Тихим и, как мне показалось, немного уставшим голосом. - Вы, знаете, я чувствовала, что сегодняшний день завершится так замечательно. - Она замолчала. Села за стол и подперев голову руками, посмотрела на меня. - Интересно, заканчивается день, заканчивается год. Ведь всего сорок минут осталось. Я невольно посмотрел на часы, а она, не отрываясь, смотрела на меня. - Как жестоко, все свои чудеса год оставил на последний свой час. Я боюсь, что Вы сон. Что сейчас зазвонит звонок или где-то хлопнет в ладоши злой волшебник и видение пропадет. - Она вновь замолчала. Мы смотрели друг другу в глаза. Я видел маленькие морщинки в уголках глаз, подрагивающие ресницы, прядь каштановых волос, плотно сжатые губы. Мы смотрели друг другу в глаза и говорили. Я слышал каждое ее слово, жадно ловил их, что бы, не дай бог, ни одно не прошло мимо. Она принимала мои слова с легкой улыбкой и слегка наклоняла голову. Бой курантов вернул нас в действительность. - С Новым Годом! - С Новым Счастьем! - Нет, вы не сон. - Она засмеялась. - Я загадала, что если вы не исчезнете до боя курантов, то вы уже никогда не исчезнете. Я так загадала, - чуть помедлив, завершила она. - Я не исчезну, - почему-то шепотом произнес я. - Когда вы открыли дверь, я подумал, что попал в сказку. Но в чудеса и сказки я не верю… Не верил, пока не увидел Вас, Лариса. За окном грохотало и расцветало зарево огней. Под шумную иллюминацию Новый Год делал свои первые шаги.

Уже под утро Лариса предложила: - Пойдем на улицу. Там, наверное, сейчас так хорошо. - Да, там Новый год вступает в свои права.

Я первый спустился вниз на ступени подъезда, густо усыпанные конфетти, разорвавшимися петардами, цилиндрами сожженных ракетниц и бутылочным стеклом. На нижней ступеньке стоял Женька и курил. Я встал рядом и шумно вдохнул морозный воздух. По-прежнему пахло Новым Годом. Сказка продолжала жить. В черном небе мне подмигивали звезды.

Я перевел взгляд на Женьку. Он ошарашено таращил на меня глаза. - Ты откуда? - От Ларисы, - ответил я и вновь посмотрел на звезды. - Как? - что-то в Женькином вопросе мне не понравилось. Я посмотрел на него. - А кто мне газету принес и попросил осчастливить девушку своим присутствием? -Ну? - Женька непонимающе хлопал глазами. - Вот. Осчастливленным оказался я. - Ты что перепил? Я вот только оставил Ларису у нее в квартире. Она мне всех разогнала дома. Ленка со своими родителями убежала в слезах. Мои тоже. Ушли. - Женька помолчал. - Ей почему-то показалось, что я ее обманул из-за того, что ты не пришел. Она как залетела в пол-первого ко мне… Все! Я думал, повешусь. Бой баба. Потом, правда, плакала. Вот только от нее. Уснула. Женька шмыгнул носом и виновато глянул в мою сторону. - В общем мы с ней… спали вместе. - Женька стал сосредоточенно плевать на сигарету, а потом ее затаптывать.- Я, наверное, на ней женюсь. Теперь ничего не понимал уже я. - Ты мне газету дал? - Да. - Я и пришел вчера… Подожди. - Я достал из кармана смятую газету. Схватил вчера, когда уходил от родителей - мать посоветовала обернуть в нее цветы. - Вот, видишь, написано: 88, Лариса. Женька внимательно смотрел на газету. - Лариса - да! Но только это не 88, а 98. Вот! - И Женька ткнул пальцем в первую цифру. Действительно, первая цифра была более похожа на неправильную девятку, отчего и напоминала неправильную восьмерку. Одна была девяткой, а вторая восьмеркой. - Хм, точно. 98. - Я посмотрел на Женьку. Он тяжело сопел и буквально уничтожал меня взглядом. - Но я то пришел в восемьдесят восьмую. Слышишь: 88! - Шептал я, схватив Женьку за воротник куртки. - Это теперь самое счастливое мое число и других циферок мне не надо…

Женились мы в один день! Невест звали Лариса - 88 и Лариса - 98!

Автор: Олег ТОПОЛЕВ
Система Orphus

Добавить комментарий



^