RSS В контакте Одноклассники Twitter YouTube

Курсы валют

1 USD73,15221 EUR85,92461 CNY10,5234100 JPY68,9432
Ясно +18°C
21:14 среда
12 августа 2020
На ваши вопросы отвечают:
На вопросы отвечает руководитель Забайкальского центра инжиниринга Игорь Канунников Задать вопрос Игорь Канунников Вопросов: 6, Ответов: 6
На вопросы отвечает начальник отдела налоговой службы Елена Астраханцева Задать вопрос Елена Астраханцева Вопросов: 10, Ответов: 10

ОЛЕГ КОРСУН: ЕСЛИ ВЛАСТЬ НЕ ЗАЙМЕТСЯ ЭКОЛОГИЕЙ, МЫ ТАК И БУДЕМ ЖИТЬ В ПОМОЙКАХ

Версия для печати

Говоря про экологическую среду Забайкальского края, трудно сказать, что тут все хорошо: горы мусора растут, воздух ухудшается, лес вырубается, да еще и весенние пожары придают особое очертание окружающей среде региона.

 

На извечные вопросы - кто виноват и что делать - корреспонденту «ЗабИнфо» ответил кандидат биологических наук, профессор Забайкальского государственного университета Олег Корсун.

 

- Как вы можете оценить экологическую обстановку в Чите?

 

- Здесь нужно ориентироваться на то, что у нашего города есть свои плюсы и свои минусы. Это связано, в частности, с его расположением и с климатическими особенностями региона. Читу сейчас сложно назвать промышленным городом и в этом отношении загрязнение среды предприятиями играет небольшую роль. Энергетики, конечно, что-то добавляют - известная проблема с ТЭЦ-1, ее неудачное расположение.

 

Естественно, свой отпечаток накладывают климатические особенности. Зимой устанавливается сибирский антициклон. Долины рек фактически не продуваются ветрами. Погода стоит безветренная, морозная и, как результат, образуется застой загрязненных масс воздуха в нижних слоях атмосферы. Даже без участия промышленности достаточно автомобилей, котельных и печного отопления чтобы качество воздуха резко ухудшилось. То же самое мы сегодня наблюдаем в связи с задымлением от весенних пожаров. Это все чисто человеческий фактор.

 

- Как тогда решать эти проблемы?

 

- Загрязнение воздуха автотранспортом - это проблема не только наша, это проблема всех городов. Бензин и дизельное топливо сегодня доминируют везде. Мир решает эту проблему попытками улучшить качество топлива, устанавливаются стандарты на выхлопы от автомобилей. Постепенно мы к этому движемся. Но у нас сегодня большой процент старых автомобилей. Плюс, разумеется, должен быть постоянный государственный контроль. Хотя сам я у нас ни разу не видел, чтобы какое-либо ведомство исследовало выхлопы машин с черным шлейфом дыма.

 

Говорить сейчас о каких-то других путях решения проблемы загрязнения воздуха автотранспортом сложно. Во многих городах перекрывают движение большегрузного транспорта через центр города. В принципе, у нас тоже есть некоторые ограничения. Во многих странах активно развивают использование велосипедного транспорта. Но у нас зимой, когда воздух особенно загрязнён, его невозможно использовать.

 

- Какие виды загрязнения окружающей среды характерны для Читы?

 

- Если говорить о Чите, то одной из ключевых проблем - это организации экологически комфортной среды для жителей, то, чем город, на мой взгляд, по-настоящему ещё не занимался. Это, в первую очередь, организация парковых зон. Мы только говорим о том, что в городе вроде бы зеленые зоны большие. Но забываем сказать, что речь идет просто о пригородных лесах, которые формально находятся в границах Читы, но при этом, город ответственность за них нести не хочет. Эта работа, которую нужно было начинать еще десятилетия назад.

 

За этот период невероятно усугубилась проблема захламления пригородных лесов бытовым мусором. А ведь эти леса автоматически должны становиться лесопарковыми зонами, соответственно оформляться и обустраиваться - леса по периферии от Северного до Соснового бора, Титовская сопка - это все городская черта. Но сейчас мы наблюдаем, что даже тушить пожары там некому, город говорит, что, мол, это не наши леса, а лесники напоминают, что это территория Читы, на которой они не обязаны тушить, и тоже по-своему правы. В результате получается, что доминируют не интересы горожан, а интересы отдельных ведомств. Мэрия не хочет этим заниматься, потому что понимает, что на неё свалятся все «шишки», копившиеся десятилетиями. Кто-то должен ликвидировать эти помойки, кто-то должен обустраивать парковые зоны. Никому не хочется эти заниматься. Я считаю, что для города - это огромная проблема, в этом отношении мы выглядим совершенно недопустимо, даже позорно. Из-за плохой организации системы вывоза бытовых отходов и отсутствия жёсткого контроля местные жители из частного сектора до сих пор зачастую выбрасывают мусор в ближайшие кусты. О не в меру экономных коммерсантах я и не говорю. К сожалению, кое для кого это считается нормой, и перебороть такую позицию непросто. Но если город не будет заниматься, мы так и будем жить в окружении помоек.

 

- Какая главная экологическая проблема в Забайкальском крае?

 

- Для края одна из ключевых проблем - проблема сохранения лесов. Эта весна показала, что мы сделали еще один шаг к уничтожению наших лесов. Мы так и не смогли найти реальные механизмы сохранения лесов. Как следствие, они с каждым годом выгорают все больше и больше. Я неоднократно публиковал в Живом Журнале карты, где показана площадь уничтоженных лесов Забайкалья. Если судить по материалам космического мониторинга, ситуация просто катастрофическая. Мы лесов своих лишаемся. Конечно, где-то появляется молодая поросль, которая, возможно, через сто лет станет лесом, но скорее, эту поросль мы еще успеем опять спалить, и неоднократно. Во многих местах идет заметное остепнение. Вершины многих хребтов стоят практически голые. И я рискну предположить, что местами микроклиматические особенности там таковы, что растениям просто не будет хватать влаги, чтобы вырос новый лес. Поэтому среди буреломов начинают формироваться степи. Мне кажется, этой проблемой у нас по-настоящему ещё никто не занимался. Тут надо привлекать серьёзные научные силы, может быть, даже из-за пределов региона, чтобы понять, что происходит с нашими лесами на самом деле. Это, конечно, если мы собираемся и дальше жить в Забайкалье, и думаем о будущем нашего края. У нас для большей части лесов, порядка 85%, работы по лесоустройству проводились 10 и более лет назад. Поэтому сейчас лесники вынуждены оперировать данными в лучшем случае, 90-х годов. Мы же понимаем, что за 2000-е годы изменилось очень многое - пожары, браконьерские рубки. Мы говорим, что есть такая-то площадь лесосеки, которую можно вырубать, но это не соответствует действительности, на самом деле, может быть, там уже все сгорело 10 лет назад. Это большая работа, и государство на это должно выделять деньги, прежде чем передавать леса в аренду.

 

- Что может быть следствием лесных пожаров и вырубки леса?

 

- Мне бы тоже хотелось бы это знать. Я каждый день регулярно просматриваю карты с очагами лесных пожаров, где очень хорошо видно, что пожары практически полностью отсутствуют на территории Монголии. А ведь там такие же степи, как у нас, разве что климат еще более засушливый. В Монголии тоже есть леса, но и они нынче горят гораздо меньше. Та же ситуация в приграничных районах Китая. Понятно, что есть какие-то причины, которые приводят к тому, что на нашей территории пожаров гораздо больше. Должны тогда быть сделаны какие-то выводы. Может быть, нужно создать специальную аналитическую группу при губернаторе, которая бы задалась целью выяснить, в чем разница. Что играет большую роль - огромные площади заросших бурьяном залежей, неухоженные обочины дорог, палы, которые являются палкой о двух концах, наше желание очистить себе сенокосы, или субъективный фактор, например, банальный пофигизм? Эти вопросы должен кто-то ставить, может быть, стоит даже послать чиновников в командировки по Монголии и Китаю, чтобы они посмотрели, как там организована борьба с пожарами и, особенно, работа с населением. Вот мы в своем засушливом регионе поощряем палы, а в других странах и даже других регионах России они категорически запрещены. Например, в Белоруссии даже МЧС является мощным инструментом пропаганды против палов.

 

- Как тогда готовиться к пожароопасному периоду? И кто виноват?

 

- Мне кажется, что в принципе, край в этом отношении комплексно не доработал. Если мы вводим ограничения на выезд в лес, то нужно продумывать механизмы, чтобы был организован достаточный контроль. На деле же, по-прежнему множество жителей выезжает на пикники, потому что потеплело. Они не боятся ни штрафов, ни чего-то еще. Значит, то, что делается в этом отношении - недостаточно. Значит, нужно ставить задачу таким образом, чтобы люди, действительно понимали, что их в лес не выпустят или чувствительно накажут. Ещё один вопрос в том, насколько реально различные службы работали с гражданами. Когда в Красном Великане люди отравились, полицейских в сёлах отправили по домам, чтобы вести профилактические беседы с местными жителями. Почему нельзя здесь поступить так же? Надо искать какие-то способы воздействия на массовое сознание, иначе мы так и будем гореть год за годом. Еще в январе было понятно, что год этот катастрофичен, и было понятно, что если мы устраиваем весенний пал в наших условиях, где полно горельника, где кучи бурелома, то какое-нибудь полугнилое бревно будет тлеть неделю, а то и две, и в какой-нибудь ветреный день вновь разгорится. И мы неизбежно превратим пал в пожар, что сейчас и происходит. Я считаю, что мы пока не оценили успешность опалки, не прописали и, самое главное, не соблюдаем четкие механизмы, при каких условиях должна проходить опалка (если она нужна). Вообще, проблема выгорания и возобновления лесов давно уже вышла на федеральный уровень. Фактически мы идем по пути обезлесивания Забайкалья, и у меня нет уверенности, что однажды это не выльется в необратимую экологическую катастрофу.

 

- Какие еще есть экологические угрозы в Забайкалье?

 

- Давайте упомянем такой пример. На мой взгляд, нашему региону нужно постепенно отказываться от нехорошей практики уродования рек золотодобычей. У нас, наверное, нет ни одного района, где значительная часть рек не была бы исковеркана работой артелей, которые практически никогда не занимаются настоящей рекультивацией. Как результат, русло реки превращается в мешанину из карьеров, луж и песчаных бугров. Естественно, это и с эстетической точки зрения еще десятилетия выглядит отвратительно. Про уничтоженное биологическое разнообразие я уже и не говорю. К счастью, в Забайкалье наметилась некоторая тенденция, когда мы все больше внимания уделяем добыче рудного золота, то есть более точечной разработке месторождений, мало связанной с разрушением водотоков. А протекающая рядом река остается рекой. Но, к сожалению, это давняя проблема, которая решается очень медленно.

 

- На ваш взгляд, тогда на ком лежит ответственность за захламление берегов рек бытовым мусором? На тех, кто его бросает или на тех, кто не убирает?

 

- Я являюсь убеждённым противником попыток «размазывать ответственность на всех». Да, безусловно, определённая ответственность лежит на каждом человеке, мы все должны следить за чистотой, мы все не должны мусорить и т.д. Но некоторые чиновники начинают оправдывать этим собственное нежелание или неумение работать. Это неизбежно ведет к замыванию проблемы. Мы все с вами знаем, что граждане, например, не должны воровать, но, тем не менее, в стране действуют специальные службы (полиция, прокуратура, следственные органы), которые следят за тем, чтобы граждане не нарушали законы, и это нормально. С загрязнением должно быть точно так же. Те же, кто сейчас машинами валит мусор где-нибудь на Сухотино или в Сухой пади, знают, что останутся безнаказанными.


Результаты появляются тогда, когда есть конкретная ответственная служба. Если ответственная перед обществом администрация не справляется с этим, значит нужно думать, почему. Не хватает денег, значит, например, городские власти должны вместе с горожанами подумать, где их взять. Может быть, сэкономить на чём-то другом и вложиться именно в «мусорные» проблемы. Если проблема лишь в организации, то, простите, в этом случае нужно менять власть. Если власть не справляется, значит, человек, который ответственен за это, должен честно сказать, извините, я с работой не справился, и должен уйти.

 

Хотя я прекрасно понимаю, что дело не только во власти как таковой. Общество должно прийти к активному неприятия мусора, в котором мы живём. Но если у власти стоят действительно достойные представители этого общества, они обязаны ему помочь в этом. Поэтому, разумеется, я первый сторонник того, что должна быть активная пропаганда чистоты. Это обязанность государства в целом и любого другого органа власти - организовать ежедневную и настойчивую социальную рекламу. Каждый день, начиная с детского садика, человеку нужно вдалбливать про аморальность брошенной мимо урны бумажки, показывать замусоренный лес и прочие ужасы, как показывают сейчас курильщикам картинки на пачках сигарет. Не на всех это подействует, но какая-то польза точно будет. Может, это по-настоящему сработает через полвека на наших внуках, но работу нужно организовывать уже сейчас.

 

- Что тогда необходимо, чтобы исправить ситуацию?

 

- Нужно организовывать постоянный и уважительный диалог между обществом и властью. Это у нас налажено очень плохо. У нас едва ли весь диалог сведен к скучным телепередачам с участием мэра, где он преимущественно отвечает на вопросы, наподобие того, почему в некоей конкретной квартире сейчас нет воды. Конечно, для отдельных граждан это важные вещи, и они тоже должны звучать, но это не системный подход. Со стороны это выглядит как уход от настоящего разговора о злободневных для города проблемах. Для того чтобы решить проблемы конкретного дома, в большинстве случаев достаточно и мелкого чиновника. Системный подход - это когда мэр обсуждает с жителями общегородские вопросы, касающиеся всех и каждого. Вплоть до того, как должны выглядеть городские улицы, сколько часов в день должны работать дворники, кто отвечает за чистоту тротуаров, проезжей части и придомовых территорий, кто будет вовремя скашивать бурьян вдоль дорог, за что конкретно в благоустройстве отвечает город, частник, коммерсант, управляющая компания. Список таких вопросов бесконечен. И чем больше читинцы будут задумываться над ними, тем больше у нас будет людей неравнодушных к своему городу, тем больше будет появляться тех, кто никогда не позволит себе выбросить мусор мимо урны.


Что касается уничтожения зелёных насаждений на территории города, то я считаю, что на сайте мэрии непременно должна быть создана отдельная страница, где в обязательном порядке нужно размещать информацию о каждом дереве, которое предполагается к вырубке, чтобы горожане знали, почему это дерево вырублено, и, самое главное, что и где будет высажено вместо него. Пока не появится такая максимально открытая отчетность администрации перед горожанами, мы будем иметь то, что имеем.

 

- Можно ли сравнивать экологическую обстановку, допустим, 80-х, когда в регионе работало больше промышленных предприятий, с современностью?

 

- Если говорить о чистоте воздуха, то обстановка даже несколько улучшилась. В городе сократилось количество промышленных предприятий. Постепенно уходят в прошлое котельные, которые дают много выбросов в атмосферу. Из сильно загрязняющих окружающую среду я периодически вижу только котельную возле Смоленки, которая часто дымит отвратительным черным дымом. Не понимаю, почему там ответственное ведомство не может наладить нормальную систему очистки. Но сегодня на смену котельным пришли автомобили, которых стало в разы больше, чем в советское время.

 

Поскольку изменилась сфера услуг, у нас увеличилось количество упаковочных материалов. К этому, по большому счету, вся страна оказалась не готова. Само собой, города покрупнее быстрее стали развивать системы переработки мусора. Мы к этому только идем, причём, как могут судить читинцы, отнюдь не семимильными шагами. То, что вокруг города образовалась цепь помоек - тоже следствие неготовности и власти, и общества в целом.

 

- Что насчет отношения человека к экологии, изменилось ли оно за 20-30 лет?

 

- Мне кажется, 25 лет назад общество с большим энтузиазмом встречало мероприятия государства по охране природы. Все на ура приветствовали, когда Горбачев создал Госкомэкологию, мощную для своего времени службу, которая должна была заниматься этими проблемами. Потом эту службу потихонечку прикрыли, а проблемы остались. Сейчас, с одной стороны есть некоторое количество граждан, достаточно равнодушных к таким проблемам. Это люди, которые, условно говоря, привыкли жить среди помоек и считают это нормой. Нужно заново воспитывать неприятие такого жизненного подхода, но государственные СМИ на эту тему безмолвствуют, общественные институты или очень слабы или (как, например, религиозные организации или казачество) далеки от этого и не готовы браться за такую работу с населением. Возможности школ по экологическому образованию довольно ограничены, на уроках экологические проблемы почти не затрагиваются. В результате, сформировалось целое поколение людей, для которых посмотреть сериал на НТВ и ТНТ гораздо актуальнее, чем мусор, лежащий под собственным окном.

 

Но на этом фоне есть значительная часть граждан, которая испытывает явный душевный дискомфорт в условиях загрязнённой среды, таких людей очень много. Морально, а иногда и собственным трудом, они готовы проголосовать за инициаторов благоустройства городской среды, тем более, что для этого не требуется много усилий. В то же время у них зачастую возникает ощущение некоторой безысходности: «да, я могу сегодня выйти на субботник, но я знаю, что завтра на этом же месте опять будет куча мусора». К сожалению, проблема мусора субботниками не решается. Только очень плохой чиновник может думать, что один раз в год можно убраться и это будет замечательно. Нет, проблема мусора решается каждодневной работой. Поговорка о том, что чисто не там где убираются, а там где не сорят - в наших условиях абсолютно неправильная. Сейчас она может служить лишь отговоркой для тех, кто не хочет ничего делать. Мы должны на десятилетия вперёд затвердить себе в качестве аксиомы - чисто не там, где не мусорят, а там, где убираются. И тогда, может быть, наши внуки смогут позволить себе поменять части этой поговорки местами. У нас, к сожалению, есть только два пути - либо смириться и жить среди помоек, оставив их своим детям и внукам, либо искать организационные и финансовые ресурсы для того, чтобы налаживать нормальную систему уборки мусора.

 

- Каким образом тогда сегодня можно бороться за создание комфортной среды для проживания граждан?

 

- Прежде всего, общество должно поинтересоваться тем, почему сейчас в городе это не получается сделать. Может быть, ответственные за это люди не справляются со своей работой. Может быть, неэффективно расходуются средства, которые выделяются на решение экологических проблем. Я уверен, что на ближайших выборах горожане должны поддерживать только того кандидата, который будет предлагать реальные, конкретные и измеримые меры по улучшению городской среды. Мы просто не имеем права голосовать за тех кандидатов, которые не смогут доказать своим избирателям готовность и способность «биться» за решение конкретных экологических проблем. Понятно, что у города нет денег на срочное приведение в порядок всех дорог, но избавить людей от вечных помоек, думаю, реально. Например, любой читинец знает, что в воскресенье вечером даже центральные улицы города завалены разнообразным мусором. Да, конечно, сами люди этот мусор и набросали, пока у дворников были выходные. Но другого народа у нас не будет, значит, избранным представителям власти нужно работать с этим. А люди только к плохому привыкают быстро, к хорошему же их нужно долго и упорно приучать. И не только наказывать рублём (без этого тоже не обойтись). Прежде всего, обществу нужно показывать лучшие образцы организации городской жизни, показывать достойные примеры, чтобы наши граждане видели их не только заграницей, но и возле своего дома. Только так граждане привыкнут к тому, что чистота на улицах - это норма, а мусорить - постыдное свинство. Поэтому, либо мы опять выберем негодных менеджеров, либо должны привести к власти людей, готовых что-то решать с мусором, парками, бродячими собаками и т.д.


Пока же за последние годы мы можем привести совсем немного позитивных примеров, когда представители властных структур продемонстрировали горожанам реальные и измеримые примеры экологически значимой деятельности. Навскидку могу вспомнить лишь Шахматный парк, для создания которого были найдены средства и приложены организационные усилия. Конечно, можно сказать, что в масштабах города он выглядит очень скромно, и на самом деле Чите нужен не один, а двадцать таких парков. Тем не менее, это один из примеров создания благоприятной городской среды.

 

- Экологические акции и митинги могут быть формами борьбы за экологию?

 

- Почему бы и нет. Если эта акция заставляет людей задуматься над проблемой, ощутить себя не безликим «населением», а гражданином, готовым защищать своё конституционное право на безопасную окружающую среду, такая акция способна принести только пользу.

 

Автор: Анастасия ДРЁМОВА
Опубликовано: 10 апреля 2014
Система Orphus

Добавить комментарий
1 Интересненько
12-04-2014 00:51
Не прошел модерацию.
4
2
2 ВАЛЕРИЙ НЕМЕРОВ
08-05-2014 19:57
не прошел модерацию
1
0



^