Покинутая русскими Маньчжурия

Истории приграничного с Россией города Маньчжурия насчитывается 110 лет.  За годы существования этот город видел и последнего китайского императора, и японцев-милитаристов, и солдат Красной армии, и рассвет коммунизма КНР. Но никогда у Маньчжурии не было такого экономического подъема, как за последнее десятилетие. За несколько лет маленькая приграничная деревушка превратилась в многоэтажный город: дома, гостиницы и торговые центры вырастали как грибы после дождя. Поток  туристов из нашей страны был настолько велик, что каждая вывеска в городе дублировала название магазина или аптеки на русском языке.

Сейчас стоимость юаня подскочила почти до 10 рублей, при этом, туристы уже скрипели зубами в пунктах обмена валюты, когда курс был еще один юань к пяти рублям. В этот раз на границе нам поменяли юани за 11,5 рублей. А в некоторых магазинах при расчете рублями и вовсе просили все 13 рублей.

Сказать, что в Маньчжурии стало мало русских туристов – ничего не сказать. Наших соотечественников там нет от слова «совсем». Почти за неделю пребывания земляки нам встретились трижды.

<em style="font-size: medium;">- Из-за дешевого рубля русские не едут, работы совсем нет, денег нет», – жаловался увязавшийся за нами «помогай»Саша.

 

А бизнес идет

Тем не менее, Забайкальский пункт пропуска стоит с очередями. Наш водитель, обычно работающий на туристическом автобусе «Чита – Маньчжурия», рассказал, что если раньше за товаром люди заезжали в город, где проводили обычно два-три дня, то теперь работает новая схема.

- Сейчас появились профессиональные кэмелы, которые за определенную плату переходят границу в машине или автобусе. Они, не заезжая в город, берут приготовленный на китайской стороне товар, разворачиваются и едут обратно в забайкальскую сторону. За день такой «верблюд» может крутануться два-три раза, - рассказывает водитель рейсового автобуса.

Таким образом, оптовая, хоть и незаконная, международная торговля идет, а розничная торговля и выросший вокруг шопинг-туризма бизнес страдают.

 

Русская деревня

Китайцы всегда были предприимчивыми и умели приспосабливаться, и если с одной стороны пограничные ворота закрываются, то с другой стороны открываются перспективы. В настоящее время в городе Эргуна в целях развития внутреннего туризма открыли целую «русскую деревню», которая привлекает огромное количество туристов с юга страны.

Конечно, все это произошло не на пустом месте. Тут действительно жили русские. Точнее эмигранты, которые бежали в Китай еще в конце 19 века. Преимущественно это были женщины, которые потеряв мужей в гражданскую войну и период коллективизации, бежали через границу и выходили замуж за китайцев, испытывавших недостаток в невестах. Их дети носили русские имена, и за несколько поколений им удалось сохранить русскую самобытность, хотя не без влияния азиатского колорита. Сейчас их потомки прилично говорят по-русски и сохраняют культуру и обычаи своих бабушек – празднуют Пасху и Рождество, пекут блины, пирожки и ржаной хлеб, поют старые песни. Вот этот-то колорит и стал ключевым звеном для привлечения сюда китайских туристов.

Мы познакомились с одной из наследниц русских корней на китайской земле – Варварой Ивановной Ушаковой. В городе Эргуна она держит бревенчатый двухэтажный «постоялый двор» с русской кухней. Гостей встречает русскими песнями, да прибаутками, которым научилась еще у своей мамы. Нам она рассказала, что ее тетка в 1924 году вышла в России замуж за китайца и забрала 14-летнюю сестру жить в Китай, где та тоже вышла замуж. У самой Варвары двое сыновей, один из которых Толя. Он тоже неподалеку открыл свой ресторан.

Отмечу, что вокруг растет целый микрорайон русского зодчества. А неподалеку стоит православная церковь, в которой сейчас идет реконструкция и устанавливается система отопления.

В музее города Эргуна русским отведен целый этаж. Экспозиция занимает шесть залов и имеет около тысячи экспонатов. Тут есть костюмы, кухонная утварь, предметы быта и религиозные принадлежности. Для большего погружения в атмосферу русского быта воспроизведены целые комнаты с восковыми фигурами, демонстрирующими повседневные дела: молитву перед иконами в углу, шитье, работы на кухне, игру на баяне и катание на качелях.

Русский лубок в Маньчжурии

Маньчжурия очень быстро ухватила эту тенденцию и переквалифицировала магазины в русский лубок. Прилавки завалили матрешками, конфетами, шоколадками «Аленка» и водкой. Часы, кошельки и прочие аксессуары теперь украшены изображением кремля, Ленина, Сталина и Путина, а к магазинам привлекают вывески, на которых запечатлены Московский кремль и собор Василия Блаженного в различных интерпретациях.

Туристов-китайцев очень много. А судя по табличкам на корейском языке, сюда едут и жители страны утренней свежести. Если раньше жителей Маньчжурии сложно было удивить европейской внешностью, то для новых туристов русские – диковинка. Они удивляются, улыбаются, здороваются и обязательно фотографируются.

Однако наплыв внутренних туристов не спасает тех, чей бизнес построен на русских. Китайцам с юга не нужны «помогайки». Шубы, шорты и носки, да и фирменный товар искушенным южанам не интересны. Гостиницы, конечно, получают какое-то количество клиентов, но в летнее время туристы предпочитают останавливаться в полевых гостиницах, состоящих из группы юрт, ресторанов и прочих подспудных развлечений, за которыми и едут издалека.

Практически пропали магазины «всё по 2 юаня», а фраза «Дорогие русские друзья, только сегодня все по 100 рублей» больше не засоряет эфир улиц. Магазинов с ширпотребом практически и не видно. Если они и есть где-то, то в глаза они не бросаются. Вокруг только матрешки, янтарь, нефрит, конфеты и волки. Именно волки. Почти возле каждого магазина стоит по чучелу волка. Видимо, очень востребованный товар.

Так и стоит красивая Маньчжоули в ожидании роста российского рубля.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/