В ночь на Новый Год

Клич подхватили и уже сотни голосов кричали:
- Снегурочка! Дед Мороз! И в этот миг небо как будто лопнуло и рассыпалось мириадами искр. Гул восхищения пронесся по толпе.

31 декабря. Окрестности Великого Устюга. Резиденция российского Деда Мороза. Стрелки стремятся к полуночи.
В комнатах пусто. Обрывки серпантина, ворох разноцветного конфетти, пеньки пустых пластиковых стаканов и затоптанный дощатый пол хранят память о недавно схлынувших гостях. Гости сейчас у крыльца, готовятся встретить Новый Год. Слышится веселый гомон, хлопки шампанского и взрывы петард. Всполохи фейерверков играют на стеклах окон резиденции.
Сверху слышится истошный вопль:
- Снегурочка! Снегурочка, мать твою. Ты где?
На стоящем в углу диванчике дремлет девушка. На небесно-голубого цвета шубке матово поблескивают звезды.
- Алексей Сергеевич, ну коли нажрались как свинья. Так орите хоть в полголоса. Не одному же вам плохо. Тут устанешь как собака…
- Снегурочка! Внученька! Катенька, ну подойди, пожалуйста.
Снегурочка Катя, шатаясь встала с дивана. Потянулась. Забросила косу за спину. Зевнула, прикрыв ротик левой рукой. Нечаянно бросила взгляд на часы.
- Ой! Боже мой! Алексей Сергеевич, что ж вы раньше не кричали. Новый год же скоро…
Снегурочка Катя бросилась по лестнице наверх.
- Алексей Сергеевич, где вы? Собрались уже?
- Да ни хрена я не собрался. Здесь я, в гримерной.
Катя забежала в гримерку, на двери которой висела табличка «Дед Мороз».
Дед Мороз Алексей Сергеевич лежал на диванчике. Подушку ему заменял мешок, из которого он час назад одаривал гостей подарками.
- Господи, дедушка, вы еще не собрались? Нам на вечеринку к нефтяникам надо. Собирайтесь же быстрей.
Дедушка лежал, уставившись в потолок, и тихо стонал.
- Катенька, я бороду не могу снять.
- Как не можете? Она же у вас из ваты на резинке.
- Вот тебя и зову, чтобы помогла.
- Да, ладно вам, Алексей Сергеевич. Потом снимите. Нефтяников отработаем и снимите.
Катя подошла к дивану и тихонечко дернула бороду. На ощупь борода показалась совсем не ватной. Очень настоящей показалась Кате борода. А ведь в начале сегодняшнего вечера, когда водили хоровод, дедоморозова борода съехала на бок и Катя поправляла бороду, и готова была поклясться, борода была именно ватной. Такой, какой и должно ей было быть.
«Ну не могла же у Алексея Сергеевича за час отрасти такая окладистая да еще и абсолютно седая борода. Он же сам рыжий и щетина у него рыжая и колючая». Катя вспомнила, как несколько дней назад Алексей Сергеевич на прощание дружески чмокнул её в щечку и чуть не оцарапал своей рыжей щетиной.
- Ты посмотри, что под шапкой, - и Дед Мороз стащил с головы свой колпак расшитый затейливыми узорами.
- Ой, - Катя побледнела, пошатнулась и рухнула в кресло. - А парик то вам зачем?
- В том то и дело, что не парик, почти прокричал Дед Мороз и для убедительности с силой подергал свою седую шевелюру.
- Все не дергайте, Алексей Сергеевич. Вижу, что настоящие волосы. Но только не ваши. - Снегурочка зарыдала.
Дед Мороз сел на диван.
- Сам не знаю. Уснул не на долго. Проснулся к зеркалу подошел и на тебе. Домой приеду, жена не узнает. - Алексей Сергеевич посмотрел на плачущую Снегурочку. - Успокойся, Катя. И так плохо еще и ты рыдаешь. Я сначала подумал, что все - допился до белой горячки. Вот только, когда до «белочек» - люди зеленеют, но не белеют.
Катя перестала рыдать и посмотрела на своего коллегу по актерскому цеху. Ей даже показалось, что Алексей Сергеевич кроме чудесно приобретенных волос изменился еще в чем-то, но никак не могла понять, что именно изменилось.
- Так поедем? Без переодеваний, а, внучка? Вот только слезки вытри, а то застыли на ще.., - голос Алексея Сергеевича осекся. Он чуть наклонился вперед и протянул руку к Катиному лицу. - Льдинки, а не слезинки.
Катя непроизвольно провела рукой по щеке и взглянула на ладонь - на ней лежала застывшая капелька и не таяла.
- Алексей Сергеевич, - Катин голос едва не срывался на крик. - А почему она не тает? Она не тает! Аааа…
- Прекрати орать! Холодно здесь, потому и не тает. Поехали к нефтяникам. Наш Снеговик Иннокентий должен в машине ждать. А утречком разберемся. Устали мы. От того видимо и кажется нам все.
- Но льдинка-то не тает? И борода у вас теперь не из ваты?
- Я, Катя, взрослый человек. В чудеса, даже в новогоднюю ночь не верю. Хотя когда первый раз в новогоднюю ночь играл Деда Мороза я загадал, что сыграю в наступающем году в своем театре Гамлета. И что?
- Что? - Катя перестала всхлипывать.
- Не сыграл. Даже не обещали. Зато вот шестой год подряд Деда Мороза изображаю.
- Ой, Алексей Сергеевич, а я тоже загадывала себе роль, и тоже ничего не получилось.
- Кого хоть сыграть хотела, внученька? - Алексей Сергеевич постепенно становился Дедом Морозом. Своим басовитым голосом он говорил только на представлениях. Во все остальное время он говорил нормальным баритоном.
- Ассоль в «Алых Парусах». А у нас в театре до сих пор Надежде Петровне эту роль отдают. А у неё уже внуки школу заканчивают.
- Бывает! - прогудел дедоморозовым басом Алексей Сергеевич. - Актер, Катя, он на сцене должен умереть.
- Очень меня радует такая перспектива. Ассоль умерла в объятиях Грея. От старости. - Катя повернулась к зеркалу и начала поправлять свою шапку. - Ой. Что это? - Девушка указывала на зеркало.
- Что, Катя? Что, что? Ты в зеркале, кому еще там быть?
- Не я. У меня тоже с волосами… Так же как у вас.
- Нормальные у тебя воло.., - голос Деда Мороза осекся. - Были же пшеничные, а сейчас?
- Как лед, - Катя ошарашено смотрела на свое отражение. Протянула руку за спину и перебросила косу - она переливалась ледяными искорками.
- Может это гримеры, что начудили? И нас забыли предупредить, - Алексей Сергеевич нерешительно высказал предположение, в которое и сам, наверное, мало верил.
Снегурочка Катя продолжала смотреть в зеркало и не отводя взгляда от своего отражения обратилась к Деду Морозу:
- Алексей Сергеевич, поедемте быстрей. Эта ночь должна кончится скорей. Хватит с меня чудес.
Дед Мороз нахлобучил на голову шапку. Взял мешок. В другую руку посох.
- Ну, что, красивая, поехали кататься? - голос Деда Мороза был неестественно бодр.
Катя молча развернулась и почти бегом выбежала из гримерки.

Перед крыльцом у подножия высокой елки веселился народ. Кто-то ходил хороводом вокруг елки. Некоторые, устроившись прямо на снегу, поглощали шампанское. Большинство танцевали под обширным навесом. Там же под навесом стояли и накрытые столы.
- Дед Мороз! Снегурочка! - заорали десятки голосов, едва Катя с Алексеем Сергеевичем появились на крыльце.
- А где наш Снеговик? Сейчас точно опоздаем. Нас эта толпа просто так не отпустит. Эх, надо было через черный ход.
Клич подхватили и уже сотни голосов кричали:
- Снегурочка! Дед Мороз!
Алексей Сергеевич в сердцах ударил посохом по ступени крыльца. И в этот миг небо как будто лопнуло и рассыпалось миллиардами искр.
Гул восхищения пронесся по толпе.
Одновременно тысячами огней вспыхнула елка. Алексей Сергеевич был уверен, что гирлянды снял еще вчера пожарный инспектор. Гирлянды переливались фантастическими цветами. Вспыхивали. Гасли.
- Вау, - выдохнула толпа.
Из-под земли в небо устремились потоки искр. Сотни фонтанов. Всех цветов. Стало светло как днем.
Дед Мороз удивленно посмотрел на посох, а вслух произнес:
- Катя, вчера еще весь боезапас расстреляли. И пиротехников домой отпустили. Откуда?
Снегурочка пожала плечами.
Все присутствующие зачарованно смотрели на происходящую феерию. Снегурочка и Дед Мороз были забыты.
Рядом с крыльцом появился Снеговик Иннокентий.
- Дедушка Мороз! Алексей Сергеевич! Снегурочка! Катя! - произнес он своим скрипучим голосом. - Сани за углом. Поехали, пока все в небо пялятся.
- Кеша, какие сани? Пятнадцать минут осталось! Не успеем. Где джип?
- Успеем. Не волнуйтесь. С ветерком прокачу, - Снеговик хитро подмигнул загримированным под пуговицу глазом и вперевалку пошагал к углу резиденции.
Дед Мороз со Снегурочкой зашагали следом.

- Эгегей! - Снеговик взялся за вожжи. - Эх, прокачу, Мороз Иваныч. Держитесь крепче.
- Чего ж держаться-то Иннокентий? То мы не знаем, как наш олененок бегает. К утру бы к нефтяникам добраться, - Катя приготовилась к длинной и неспешной дороге.
- Да, Кеша, - прогудел басом Дед Мороз. - Смотри у меня не озорничай.
- Поехали, - олень, запряженный в сани, тронул. Тихо и почти незаметно.
Потихоньку выехали за ворота.
- Алексей Сергеевич, вы меня разбудите, если усну?
- Катя, дедушку бы кто разбудил? - Алексей Сергеевич продолжал гудеть дедоморозовым басом. Он устало закрыл глаза и представил себе как он рыжий и уставший войдет к себе домой. Разбудит свою жену, детишек - Костю и Олю - и они сядут за праздничный стол встречать Новый Год, с опозданием, но все вместе.
Сани между тем набирали ход. Ели вдоль дороги пролетали мимо. Ветер свистел в ушах. Снеговик гикал и улюлюкал, а олень так же лениво и будто нехотя перебирал копытами…
- Эй, Иннокентий, что уже приехали? Не трясет что-то, - Дед Мороз похлопал по спине Снеговика и торопливо одернул руку - спина была мягкой и холодной, как из снега. Он повернул голову и увидел темное звездное небо - сани неслись по воздуху, бесшумно и быстро.
В этот момент Снеговик Иннокентий обернулся.
- Не извольте сомневаться, Мороз Иваныч, через пять минут будем, - и подмигнул… самой настоящей пластмассовой пуговицей, с четырьмя дырочками. Рот Снеговика расплылся счастливой акварельной улыбкой. Он провел своей меховой варежкой по морковке, что заменяла ему нос и махнул оленям...





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/