Проколотые шины, водка и тухлая селедка - итоги рейда по алкоточкам

Несколько лет подряд «молодогвардейцы» с полицейскими ездят по магазинам, чтобы найти нарушителей, продающих алкоголь по ночам. Очередной рейд прошёл в ночь на 7 декабря, хотя накануне Забайкалье узнало, что запрет на продажу спиртного после 21 часа больше не действует.

Перед началом рейда мы сидим в общежитии и ждем полицейских. Те звонят и говорят, что поедем после 11. Отлично. У нас целый час безделья. Расспрашиваю об учебе, рейдах.

Ребята веселые, разговорчивые. Переживают за здоровье нации. Рассказывают об угрозах от владельцев некоторых магазинов, которые они посетили вместе с полицейскими. А так как ребята часто выступают понятыми, то предпринимателям известны номера телефонов.

«Вроде прямых угроз не было, но звонили, приглашали на чай», - добавляет девушка.

Время медленно ползет. Наконец звонок: «Выходите». Рядом с общежитием стоят личные машины сотрудников. Это и понятно – нет смысла ехать в подобный рейд на полицейском автомобиле.

Я с двумя «молодогвардейцами» сажусь на заднее сидение. Прижимаю фотоаппарат и пытаюсь устроить ноги. Вроде получается.

- Сколько точек объедем? - спрашивает девушка.
- Много. Целых пять, - отвечает сотрудник.

Девушка тяжело вздыхает и говорит: «А может три?». Надежду в её голосе можно даже потрогать.

- Можно четыре. Мы вообще до 4-х ночи дежурим, - парирует полицейский.



Ночью, уже в начале двенадцатого, город полупустой. Машин и людей совсем мало. Едем на Малую. Ага, знакомое кафе. Не подумайте плохого, просто мимо раньше проходил.

Недалеко от кафе нас ждут еще трое сотрудников. Встаем в круг. Мужики перешучиваются. Холодно.

- Ну что, пойдем?, - говорит полицейский по имени Леха.
- Да ты видишь, сколько там народу, - останавливают его.

Людей и вправду много. Несколько школьников, алкаш, подпирающий спиной киоск, трое подростков, мнущихся у двери кафе с неоновой вывеской.

Откуда-то из-за кафе появляется шатающийся мужчина, который бредет к троице у двери и произносит эпичную фразу: «Валера, настало твое время!». Все смеются.

- Ладно, пошли, - командует полицейский.

В магазине-кафе-рюмочной - не знаю, как это назвать - тепло и тесно. Стоят два столика. Стеклянные витрины закрыты решетками, к которым прилеплен кусок бумаги с пояснением, что после 21:00 алкоголь на вынос не продается. На вынос нет, но тут пить можно, но, по словам «молодогвардейцев», только бутылочное. За баночное пиво и водку можно схлопотать штраф.

Полицейские просят документы на баночное пиво. Я в это время обращаю внимание на их вид – красные глаза, щетина. Думаю о том, сколько они не спали. И сколько еще не будут.

Несколько гопников злобно косятся из угла. Чувствую, что в яме с крокодилами было бы безопаснее. Наверное. Стражи правопорядка просят их покинуть помещение.

«Щас пиво допьем и выйдем», - почти беззлобно отвечает кто-то. Человек шесть вываливаются из рюмочной.

Далее идёт скучное заполнение бумаг. Стою в углу, иногда фотографирую изъятое пиво. Некоторое пиво имеет цифры в названии. Припоминаю реплику, что лучше заниматься уринотерапией, чем пить его.

В магазин понемногу приходит народ. Реплики о том, что рюмочная закрыта на 15 минут их не останавливают. Почти все, кто пришел, пьяные.

Две так сказать девушки стоят у окошка продавца и хихикают. Одной из них – блондинке – кто-то звонит.

«В магазине я. Да, щас. Да тут милиция», - поясняет она кому-то. Затем, сообщив, что скоро будет, отключается.

Вваливается пьяный-пьяный мужик в норковой шапке и с удивлением спрашивает: «А магазин не работает?». После утвердительного ответа продавца он жалостливо произносит: «Так мне бы хлебушка» и уходит.

Блондинке опять кто-то звонит.

«Да щас я приду!», - почти кричит она. Потом с силой бьет телефон о пол.

Гопники опять прибывают. Они топчутся на входе. Что-то обсуждают. Полицейские заканчивают свои записи, и мы выходим.

- Ну и он, короче, часы заказал и это показывает такой. А часы крутые такие. И тот тоже такой, типа, а как ты заказал? А он ему, да вот бандероль пришла…, - травит на выходе байку кто-то из местных жителей.
- Бандерлоги!, - ржет в ответ второй.
- Действительно, - думаю я. Мы уходим.



Второй пункт нашего ночного путешествия – магазин на Пожарке, названный в честь полосатого африканского животного. Пока полицейский делает контрольную закупку, мы ждём его на улице.

Магазин это не так прост, как кажется. В первом отделе продают пиво на розлив. И там очень много «реальных пацанов». Просто уровень прокачки у них другой. Выше, что ли. Почти все они в спортивных штанах, а парочка в норковых шапках. Кто-то боксирует. Не хватает только телефона, из которого хрипло горланит «Бутырка». Проходим в магазин.

Продавец, молодая девушка, похожая чем-то на Бэмби, яростно отрицает, что продавала водку полицейскому.

- Что же вы врете, девушка, - укоряет ее «покупатель».

Гопники замолкают. Продавщица что-то говорит полицейскому. Затем причитает: «Вот зачем вы так, мужчина. Я же вам даже селедку хорошую продала, не протухшую».

Полицейские смеются. Уровень абсурда понемногу начинает зашкаливать.

- А у вас еще и селедка протухшая? - спрашивает сотрудник по имени Сергей.

Позади, в отделе по розливу пива, слышу разговор.

«Да менты с понятыми», - презрительно произносит кто-то из «реальных пацанов». А потом кричит: «Терпилы!» и добавляет чудесное нецензурное прилагательное на букву «Е». У полицейских играют желваки. А я думаю, закончится ли этот вечер.

Открывается дверь, вваливается троица девиц. Пьяные. «Три девицы за винцом…». Одна из них беременная. Я не особо понимаю в сроках, но эта вроде на 8 месяце. Счастливая будущая мама. Узнав, что магазин не работает, троица ретируется во второй отдел, где выпивает пару стаканов пива.

Тем временем, полицейские вновь заполняют бумаги, а я начинаю осознавать, что их работа тяжела и неблагодарна. С кучей бумаг и народной ненавистью. Даже иронично, в какой-то степени. Погони – это в кино, а в жизни – цифры да бюрократия.

Изъяли три вида спиртного – шампанское, которое нам магазины впихивают перед Новым годом за 100 рублей, коньяк и водку. Каждого по коробке.

Один из сотрудников, решивший выглянуть на улицу, возвращается и сообщает, что у его машины проткнули два колеса. После этого я решил, что не появлюсь на Пожарке позже 9 часов вечера. А зимой – так и после 8.

Из пяти полицейских в магазине остается только Дима. Он обматывает коробки скотчем. Продавщица нервничает – она не думала, что «покупатели» заберут алкоголь с собой. Тем временем возвращается Сергей и говорит, что у Лехи проткнули три колеса.

Доброжелательная атмосфера на этой вашей Пожарке.

Операцию приходится свернуть. Коробки с бутылками отправляются в багажник. Меня и «молодогвардейцев» повезли домой на единственной не пострадавшей машине.

Честно, я не думал, что этот вечер мне даст что-то. Но я ошибался. Если не считать немного нудной бумажной волокиты, рейд прошел отлично. Ну кроме, конечно, проколотых колес.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/