Региональная асимметрия

Отставание российского приграничья от сопредельных регионов Китая: вызовы или возможности?

«Взлет» Китая и социально-экономическое неблагополучие на востоке России кардинальным образом затронули региональную подсистему международных отношений в Северо-Восточной Азии. Это можно видеть на примере Сибири и Дальнего Востока, где наблюдается заметное отчуждение между западными и восточными регионами России, ослабление экономических и культурных связей между ними, что создает новые трудности в развитии взаимодействия России с ее дальневосточными соседями. В этом смысле особое значение приобретают положение и перспективы сопредельных китайских регионов, а также характер взаимодействия с ними российских приграничных областей.

Хотя северо-восточные провинции Китая не относятся к числу лидеров экономического развития, к сожалению, процессы экономического отставания российских окраин от приграничных районов КНР активно протекают и в Забайкальском крае, который имеет с Китаем около 1000 км общей границы, большая часть которой приходится на автономный район Внутренняя Монголия, меньшая – на провинцию Хэйлунцзян.

Хотя край занимает обширную территорию (431,5 тыс. км2), свыше половины которой покрыто лесом (общие запасы оцениваются в 2,6 млрд. м3), а запасы разведанных полезных ископаемых в области составляют: 27% общероссийских запасов меди, 31% - циркония, 28% - молибдена, 18% - титана, 16% - серебра, 12% - тантала и 10% ниобия, - экономика края находится в состоянии глубокой депрессии. Край за годы социализма сложился как большая горнодобывающая корпорация; на долю горной добычи приходилась половина всех производственных фондов. В этой «корпорации» транспорт, энергетика, сельское хозяйство, финансы и кредит, социальная сфера просто обслуживали основное производство, являясь по отношению к нему вторичными. С 1993 года большинство предприятий добывающей отрасли, где была занята половина трудоспособного населения области, остановилась из-за отсутствия внутреннего спроса на их продукцию, а плавикошпатовая промышленность не выдержала конкуренции с импортной продукцией из Монголии. В итоге Забайкальский край к середине 90-х годов полностью исчерпал резервы спада и, по существу, вернувшись на доиндустриальную стадию развития, относится к экономически слаборазвитым аграрным и периферийным регионам, зависящим от федерального бюджета.

Лилипут по соседству с Гулливером: почему Забайкальский край мы сравниваем с Внутренней Монголией

В июне 1988 года во время третьего заседания советско-китайской комиссии по экономическому, торговому и научно-техническому сотрудничеству, было подписано межправительственное соглашение об установлении и развитии торгово-экономических связей между министерствами, ведомствами, объединениями и предприятиями СССР и провинциями, автономными районами и городами КНР, что положило начало развитию прямых приграничных торгово-экономических связей. В соответствии с данным соглашением, в сентябре 1990 года в Чите было подписано «Соглашение об установлении региональных дружественных связей между Читинской областью (СССР) и Автономным районом Внутренняя Монголия (КНР)», а также «Соглашение об образовании постоянной координационной группы по торгово-экономическому сотрудничеству между Читинской областью и Автономным районом Внутренняя Монголия».

В ноябре 1997 года между Правительствами РФ и КНР было подписано Соглашение о принципах сотрудничества между администрациями (правительствами) субъектов Российской Федерации и местными правительствами Китайской Народной Республики. В данный период времени Китай несколько видоизменил свою политику в отношении России. Сделав явный региональный акцент, китайцы создали десять региональных пар, одной из которых стала Читинская область – Внутренняя Монголия. Руководствуясь новым межправительственным соглашением, Администрация Читинской области и Народное правительство Автономного района Внутренняя Монголия в декабре 1999 года подписали Соглашение об экономическом, торговом, научно-техническом сотрудничестве между Администрацией Читинской области РФ и Народным правительством Автономного района Внутренняя Монголия КНР, которое в установленном порядке было согласовано с МИД России.

Читинская область не имела подобных соглашений с другими административными единицами КНР. То есть на протяжении всей более чем четверть вековой истории приграничного торгово-экономического сотрудничества субъектами данного сотрудничества, с формально-правовой точки зрения, выступали в нашем регионе именно Читинская область (с 2007 года – Забайкальский край) и Внутренняя Монголия. Для равноправного партнерства нужны сопоставимые в плане социально-экономического развития субъекты сотрудничества, но история определила российскому Забайкалью соседа и партнера явно «не по росту». В 1990 году, в начальный период формирования прямых торгово-экономических связей между приграничными регионами, Внутренняя Монголия была в 2,7 раза больше Читинской области по площади и в 16 раз - по населению. При этом она многократно превосходила сопредельную территорию по производству важнейших видов промышленной и сельскохозяйственной продукции, а также по объему внешней торговли. Единственным сопоставимым абсолютным показателем было количество произведенной древесины.

Разнонаправленная динамика экономических процессов в приграничных районах РФ и КНР

Продолжающаяся стагнация производства в Забайкалье и существенное наращивание совокупной экономической мощи Внутренней Монголии особенно резко проявились в последующие годы, когда достижения, полученные Китаем в экономической области, стали хрестоматийным примером возможностей экономического развития в XX веке.

Хотя по ряду причин пока нет всех необходимых условий для всесторонней сравнительной характеристики, сопоставление довольно ограниченного круга показателей, определяющих уровни развития отдельных отраслей и других компонентов экономических потенциалов Читинской области России и сопредельной с ней Внутренней Монголии КНР, позволяет обнаружить ряд заслуживающих внимания данных:

 

 

Наименование

и ед. изм.

 

1990 г.

1995 г.

2000 г.

Население,

млн. человек

Читинская область

1.323

1.299

1.259

АРВМ

21.626

22.844

23.755

Соотношение

1:16.35

1:17.58

1:18.87

Сбор зерновых,

т на душу населения

Читинская область

0.748

0.300

0.156

АРВМ

0.450

0.462

0.523

Соотношение

1:0.60

1:1.54

1:3.35

Поголовье скота

(на конец года),

голов на душу населения

Читинская область

3.700

2.230

0.950

АРВМ

1.725

1.764

1.757

Соотношение

1:0.47

1:0.79

1:1.85

Производство угля,

т на душу населения

Читинская область

8.254

9.592

10.51

АРВМ

2.202

3.088

3.051

Соотношение

1:0.27

1:0.33

1:0.29

Производство электрической энергии, кВт/ч на душу населения

Читинская область

4231

3457

4718

АРВМ

784

1219

1849

Соотношение

1:0.19

1:0.35

1:0.39

Производство стали, т на душу населения

Читинская область*

0.394

0.140

0.016

АРВМ

0.126

0.156

0.178

Соотношение

1:0.32

1:1.11

1:11.1

Производство древесины,

куб. м на душу населения

Читинская область**

2.93

0,72

0.38

АРВМ

0.24

0,22

0,14

Соотношение

1:0.08

1:0.31

1:0.37

Внешняя торговля, долларов США

на душу населения,

Читинская область19

53.66***

142.80

79.98

АРВМ

22.40

49.16

85.71

Соотношение

0.42

1:0.34

1:1.07

в том числе:

экспорт, долларов США на душу населения

Читинская область

28.72

101.00

63.54

АРВМ

15.01

26.63

43.02

Соотношение

1:0.52

1:0.26

1:0.68

импорт, долларов США на душу населения

Читинская область

24.94

41.80

16.52

АРВМ

7.39

22.53

42.69

Соотношение

1:0.29

1:0.53

1:2.58

 

Если в начале 90-х годов Читинская область превосходила Внутреннюю Монголию по производству основных видов продукции и объему внешней торговли на душу населения, то к 2000 года сопредельный китайский регион обогнал российское Забайкалье по этому показателю в части производства зерна и стали, поголовью скота и объему внешней торговли. Соотношения по производству электрической энергии и древесины стали значительно мягче, увеличившись в пользу АРВМ соответственно с 1:0,19 до 1:0,31 и с 1:0,08 до 1:0,37. Притом что степная Внутренняя Монголия по валовому производству древесины в шесть раз превосходила богатую запасами леса Читинскую область.

Для сопоставления валовых показателей Забайкальского края и сопредельных районов Китая мы взяли более близкую по основным параметрам территорию непосредственно граничащего с нею городского округа Хулунбуир, по существу, одного из восьми аймаков АРВМ. Площадь аймака составляет 253 тыс. кв. км - в 1,7 раза меньше территории Читинской области. Сопоставление валовых показателей экономического развития российского Забайкалья и китайского Хулунбуира также дает разнонаправленную динамику (см. таблицу).

Таблица 1

Показатель

2001

2005

2009

Забайкальский край

Хулунбуир

Соотношение

Забайкальский край

Хулунбуир

Соотношение

Забайкальский край

Хулунбуир

Соотношение

ВРП, млрд.рублей

35,139

60,609

1 : 1,72

69,647

113,508

1 : 1,63

153,869

345,217

1 : 2,24

Население, тыс.человек

1 165,4

2 650,0

1 : 2,27

1 128,2

2 689,7

1 : 2,38

1 117,0

2 717,6

1 : 2,43

Поголовье скота, тыс.голов

1 013,8

4 163,0

1 : 4,1

1 116,3

22 970,0

1 : 20,6

1 182,5

28 464,0

1 : 24,1

Добыча угля, тыс.тонн

14 313,0

15 080,0

1 : 1,05

8 622,0

25 650,0

1 : 2,97

14 355,0

52 776,8

1 : 3,68

Производство электроэнергии, млн.кВТ.ч

5 360,3

5 790,0

1 : 1,08

6 164,1

8 330,0

1 : 1,35

6 936,3

14 754,0

1 : 2,13

Внешнеторговый оборот, тыс.долларов США

113 742

1 045 000

1 : 9,91

409 520

1 559 560

1 : 3,91

531 711

2 173 000

1 : 4,09

в том числе

                 

Экспорт

84 409,0

193 000,0

1 : 2,29

246 144,0

77 050,0

1 : 0,31

248 346,0

219 000,0

1 : 0,88

Импорт

29 333,0

852 000,0

1 : 29,0

163 376,0

1 522 510

1 : 9,32

283 365,0

1 954 000

1 : 6,7

 

Сцилла экономической катастрофы и Харибда утраты суверенитета

Современное китайское руководство выглядит целеустремленным, а китайское государство - дееспособным. И то и другое явно контрастирует с ситуацией в России, которая демонстрирует явную слабость. Асимметричный характер хозяйственного развития приграничных областей России и Китая вызвал необратимое фундаментальное изменение регионального стратегического баланса. Декларации Москвы о необходимости экономического развития Сибири выступают конъюнктурным политическим элементом обычно накануне выборов. В значительной мере динамизм китайской экономики и ее растущий рынок могут стать одним их стимулов для экономического подъема Сибири. Но только в том случае, если мы перестанем бояться «экономического аншлюса» и серьезно задумаемся, наконец, как действительно проплыть между Сциллой экономического поражения без опоры на китайский спрос и Харибдой получения Китаем возможности влиять на социально-политическую ситуацию в российском приграничье через абсолютную роль в хозяйственном развитии.

Сопоставление также показывает, что слабость народного хозяйства и узость экспортной базы Забайкалья в настоящее время ставят заметные препятствия на пути развития двусторонней торговли, обусловливают нерациональную сырьевую структуру нашего экспорта. В экономическом плане Забайкалье остается лилипутом в сравнении с Гулливером – Внутренней Монголией, поэтому ему практически нечего предложить китайскому партнеру, за исключением одной-двух экспортных позиций продукции с низкой степенью переработки.

По-видимому, адаптация богатых различными природными ресурсами регионов Сибири к процессам глобализации и регионализации в АТР отвечало бы как интересам развития восточных регионов России, так и поддержанию стабильной экономической ситуации в АТР. Хотя китайский сосед, имея сравнительно высокие показатели экономического развития, существенно отличающиеся от сопредельной территории, получает и возможность определять вероятные направления внутрирегиональной интеграции с целью поддержания своего превосходства. Тем более что сложившийся в этой части Азиатского межстранового сообщества асимметричный характер развития, удаленность Забайкальского края от большинства промышленно развитых регионов РФ, сходные с соседними российскими областями экономическая структура и ресурсный потенциал, а также ограниченные возможности самообеспечения, просто выталкивают российское Забайкалье на китайский рынок.

Инерционное развитие без существенной государственной поддержки (сохранение тенденций, сложившихся в 90-е годы), когда экономическая жизнь по-прежнему будет опираться на внутрирегиональные ресурсы, по-видимому, приведет к необратимой деградации экономики региона, практически полной ее модификации в узкий сегмент мирового рынка сырья. Это – серьезный сигнал для России. Конечно, не в том смысле, что отныне надо с подозрением относиться к экономическому росту КНР, а в том, что задача хозяйственного подъема восточных областей Российской Федерации становится еще более безотлагательной и еще менее выполнимой. В свете меняющегося соотношения сил это в первую очередь относится к районам, имеющим протяженную границу с Китаем.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/