Сборник стихов Есенина? А 18 есть?

Россию не раз признавали самой читающей страной в мире. Также
признавали и ее величайшее литературное достояние – романы Достоевского, Толстого и Пушкина, стихи Есенина и Бальмонта, которые стали изучаться в школах и университетах многих стран. В школьную программу России также входят и произведения зарубежных авторов – Рэй Брэдбери с рассказом «Каникулы», О’Генри с рассказом «Дары Волхвов», в дополнительную литературу входит «Финансист» Теодора Драйзера и многие другие.

Эта литература годами изучалась школьниками разных возрастов, ученики рассказывали стихотворения, писали сочинения по героям романов.

Однако прогнило что-то в королевстве Датском и 4 февраля информационные агентства страны сообщили о том, что в Омске двум школьницам не выдали классическую литературу, мотивировав это возрастными ограничениями.

«Двум 16-летним школьницам не выдали книгу «Завтра была война» Бориса Васильева. По тем же причинам им сначала не хотели выдавать книгу Драйзера. Руководство библиотеки подчеркнуло, что сотрудники,
отказавшиеся выдать детям книги, действовали строго по инструкции. При этом в библиотеке сослались как на федеральный закон, так и на рекомендации Российской библиотечной ассоциации, а также местные приказы», - сообщается на сайте «Лента.Ру».

На сайте также отмечается, что в ноябре 2013 года региональная прокуратура потребовала изъять из школьных библиотек Ставропольского края книги Сергея Есенина и Владимира Набокова как «не совместимые с задачами образовательного процесса» и содержащие эротику и мистику. Позже ведомство назвало это требование частным мнением старшего помощника краевого прокурора. Сотрудник вскоре был уволен.

К счастью, в Забайкальском крае пока не было столь громких заявлений. Но корреспонденты «ЗабИнфо» все же спросили у замдиректора Забайкальской краевой детско-юношеской библиотеки Любови Кондаковой об этом законе. Она заявила, что современная литература, которую запрещено выдавать несовершеннолетним, имеет возрастной ценз, а в советских книгах указывалась упрощенная общая категория детей - дошкольники, младшие школьники.

«С 2012 года в России действует закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию», который ввел возрастной ценз на информацию, содержащую бранные слова, вызывающую желание употреблять наркотики, сигареты или алкоголь, оправдывающую экстремизм, насилие и жестокость, а также отрицающую семейные ценности. Возрастную маркировку, согласно которой книга выдается читателю, издательство присваивает самостоятельно», - рассказала Любовь Кондакова.

Отметим, что закон этот действует в России с сентября 2012 года. Он предусматривает введение обязательной возрастной маркировки для материалов, потенциально опасных для несовершеннолетних. Противники законопроекта критиковали его за расплывчатость формулировок. При этом высказывались опасения, что пропаганду насилия, отрицание семейных ценностей, оправдание противоправного поведения и нецензурные высказывания можно найти во многих художественных произведениях.

Итак, какие же выводы можно сделать, наблюдая ситуацию вокруг
внезапно запрещенных романов? А вот какие.

Нужно запретить «Отцы и дети». Ивана Тургенева. Разрушение традиционных семейных ценностей, ранняя беременность, нелюбовь к родителям. Затем «Доктор Живаго». Неуважение власти, пропаганда суицида. А «Мастер и Маргарита»? Дьяволопоклонничество, сатира, неуважение семейных ценностей. Александр Пушкин призывал к употреблению алкоголя: «Выпьем, няня! Где же кружка?...». Бедные ЗОЖовцы, небось, плачут от этих строк. Писать о вине любил и Михаил Лермонтов, также не отличающийся толерантностью по отношению к кавказским народам. Максим Горький и его заокеанский коллега Марк Твен откровенно говорили о бродяжничестве, едва ли не призывая к нему. Давайте будем честны.

По этому, так называемому «закону», к «потенциально опасным» можно отнести кипу классических произведений. Почему-то власти не понимают, что вся литература построена на спорных темах. Иначе бы ее и не существовало.

К тому же, видя в классике эротику и мистику, власти не видят основных тем произведения. А тут уж, как говорится, у кого что болит…

Как отметила методист кафедры литературы факультета филологии
и массовых коммуникаций Валерия Сергеева, классическая литература не должна быть запретной.

«Любой умный человек, любой умный учитель сумеет раскрыть смысл и значимость любой сцены, если это классическая, образцовая литература. Ведь эта сцена зачем-то появляется, значит, в ней есть определенная авторская задача, которая автору кажется очень важной. И поэтому нужно просто-напросто объяснить значение, а не вымарывать ее. Вообще, учитель просто обязан объяснить ученику, который еще неопытен в литературе, рассказать, зачем подобные «взрослые» эпизоды нужны. Категорически, нельзя включать в чтение детей профашистскую литературу, книги, несущие какие-то тенденциозные идеи, которые вредны как человеку, так и обществу, к таким произведениям и нужен возрастной ценз. Но в школе ребенок сталкивается с классическими романами, которые направлены на то, чтобы сделать нас лучше. Ведь писатель создавал свое произведение, чтобы сделать читателей тоньше, чувствительнее, чтобы мы научились понимать красоту и смысл жизни», - отметила преподаватель.

Нужно понять, что классическая литература она на то и классическая, что затрагивала вечные темы, а вся мистика и эротика (довольная вялая, согласитесь), нужны лишь для создания определенной атмосферы.

Не нужно запрещать романы, повести, стихи тех людей, на произведения которых равняются почти все современные российские и зарубежные классики. Наоборот, нужно учить видеть в книгах не только мистику, но и чувственность и философию, нужно. прививать вкус к хорошей литературе.

Почему у нас ограничиваются лишь возрастным цензом на романы Донцовой или Минаева? Или, господи прости, Паоло Коэльо? Подобные произведения, глупые, ненужные, как раз и лишены какой-либо эстетической задачи. Конечно, они не изучаются в школе, но они широко разрекламированы и многие подростки считают их «культовыми».

Нет, их тоже не нужно запрещать, но нужно снижать их популярность.

Хочется видеть вместо «феласофскага» Коэльо – фантасмагоричного и умного Брэдбери. Вместо «мажорного» Минаева – более тонких и трагичных «Евгения Онегина» и «Героя нашего времени».

Вместо откровенно дурацкой Донцовой – сатиричных Ильфа и Петрова.

Ну и вместо дурацких законов - умных предложений.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/