Цасучей: Трагедия леса и человека

«18 апреля, около 7 часов все затуманилось, подул сильный ветер, который по направлению к Кубухаю разнес верховой лесной пожар. Все - и Цасучейский бор, и дома в самом селе - сгорели за 40 минут. Потом ветер вдруг развернулся и пошел в обратную сторону на огонь, таким образом, пламя потухло. А на утро выпал снег», - вспоминает один из очевидцев пожара.

 

 

Со слов мужчины, который по служебным обстоятельствам пожелал остаться неназванным, в разгуле стихии не стоит искать виновных. Однако тут же он называет одной из причин пожара, едва не уничтожившего Цасучей, искру трактора, который опахивал поля.

 

 

«Когда только лес начал гореть, все местные надеялись на пожарных, и ничего не предпринимали, но когда стала угроза очевидной - огонь дошел до деревни, появилось много добровольцев», - рассказывает собеседник. Позже специалисты подсчитают потери и выяснится, что в минуты бездействия сгорело порядка 36 тыс. га леса.

 

 

Помимо сосен в селе Верхний Цасучей сгорело 4 дома, в Нижнем Цасучее пострадали нежилые постройки и имущество во дворах двух домов и на пяти чабанских стоянках. Собеседник, рассказывая, как огонь буквально перепрыгивал с одной части леса на другую, а потом, как он постепенно охватывал один за другим дома, указал на одинокий домик, который не пострадал от пожара. Соседним домам не повезло. Даже спустя два года там стоят остовы жилья, покрытые копотью. А в золе до сих пор можно увидеть остатки добра - гнутые гвозди, черепки, пружинки и пуговицы. Напротив пожарищ отстроены новые дома.

 

 

Пока безымянный собеседник везет нас к сгоревшему бору, рассказывает легенду, возникнувшую в селе. Местные, по его словам, говорят, что природа, пустив огонь, решила не то наказать селян, не то подшутить над ними.

 

 

«Огонь, как зверь выпрыгнул из клетки, а потом, словно от страха перед дрессировщиком, исчез. Такая же история была с Кубухайским бором. 10 лет назад почти в тоже время там был пожар с такими же последствиями. Это мистика», - уверяет собеседник.

 

 

В мистику и, правда, можно верить, видя уцелевший дом, слушая про утренний снег, и не зная истинных причин пожара. Они, кстати, официально так и неизвестны. В прокуратуре говоря об этом, говорят о не подтвердившейся версии с замыканием электросетей.

 

 

«Умышленный поджог леса и жилых домов в ходе расследования также был исключен. Причина возгорания степи не установлена, вероятнее всего, это был сельскохозяйственный пал. Виновные лица установлены не были», - пишется в ответе прокуратуры. В итоге, из-за отсутствия виновного лица уголовное дело было приостановлено. При таком раскладе, действительно, винить остается только природу. Или потусторонние силы.

 

 

Пожар рождает предложение

 

Со слов местных жителей, сегодня горельник не пропадает зря. Лес идет на строительство домов. «А что с ним еще делать? Если не позволить его заготавливать сейчас, в следующем году он будет совсем не пригодным. Если запрещать - ещё хуже. Горельник начнут воровать, продавать в Китай и, возможно, скрывать воровство с помошью огня. Хотя, лес уже не такого качества, чтобы им интересовался китаец», - рассуждал очевидец.

 

 

Он рассказал, что за 15 тыс. рублей сегодня можно купить 200 кубов горельника, что намного выгоднее, чем покупать обычный лес, например, в Акше. Для обработки также далеко ходить не надо - в самом Цасучее работает порядка 15 пилорам, берущих в среднем 900 рублей за распилку одного куба. За строительство дома можно заплатить около 200 тыс. рублей. Проезжая по Цасучею, можно заметить, что снижение цен на древесину дало селу много новых домов, бань и сараев. Да и в дровах тут, кажется, еще долго не будут нуждаться.

 

 

 

Восемь тонн шишек и два десятилетия

 

И.о. руководителя Ононского территориального отдела Гослесслужбы Сергей Сивачук рассказывает, что сегодня на Цасучейский бор у службы большие планы: запланировано посадить сосны на 240 га, еще на более 150 га планируется дополнить другими лесными культурами. Для посадок уже заготовлено около 8 тонн шишек - 110 килограмм семян. С его слов, также для защиты от огня будет проводиться лесотехнический противопожарный уход на 800 километрах, устройство минерализованных полос - опахивание границ на 832 километрах. Кроме того, в этом году по плану также высадить вдоль дороги ильмы, чтобы они являлись неким барьером перед самим сосновым лесом. Даже при активной работе, которая начнется в мае, необходимо время, чтобы сосна вновь проросла на обгоревшей земле.

 

 

«Лет 50 в среднем нужно для восстановления леса. Но все будет зависеть от климата и от количества влаги. Хотя, сосна быстро растет, поэтому, возможно, ей понадобится всего лет 20», - рассказывает Сергей Сивачук.

 

 

На страхи местных жителей, которые считают, что посадки могут повредить естественному росту деревьев, Сивачук уверенно отвечает, что посадки не затронут те места, где лес восстанавливается сам.

 

Даже сегодня большинство жителей Цасучея с неким трепетом вспоминают о пожаре. Вероятно, что пережитое заставит их посадить семя, чтобы уже через 20 лет здесь снова стояли высокие зеленые сосны.

 





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/