«Круг интересов»: Граффитисты

Серый город можно разными способами сделать ярче, например, накупить воздушных шаров и развесить их на каждом доме Читы, а можно разрисовать все стены яркими насыщенными красками. Краски, наверное, даже лучше, ведь шарики, в конце концов, лопнут, а рисунки останутся. По мнению читинского райтера Антона Терентьева, они могут сохраниться для потомков.

А помнишь, как все начиналось?

Антон Терентьев рассказал, что рисовать начал в 2003 году по веянию моды. Он с друзьями обменивался скетчами, журналами и своими рисунками. «В 2005 году в 15 лет я впервые вышел на стены и сделал три работы половой эмалью в баллончиках. С этого все пошло. Помню, рисовал баллончик, писал какие-то незамысловатые слова. Самое интересное, что некоторые работы сохранились до сих пор, правда, они уже «подустали». Некоторые частично закрашены, некоторые зашиты металлопрофилем. Вот когда-нибудь его отдерут, а там – оп, рисунок - все сохранится», - с надеждой сказал Антон.

Он вспомнил, что тогда в городе граффити практиковали несколько ребят, которые, занимались танцами. Рисовани они, в основном, на своей школе и на домах улицы Угданской. Но время шло, и площадь распространения граффити постепенно увеличивалась. Однако, граффитист всегда сам выбирает поверхности  для своих рисунков, потому что кому-то нравится рисовать на кирпиче, кому-то - на ободранной стене, а кто и вовсе предпочитает асфальт.

 

«Граффити не популярно, потому что это слишком дорогое удовольствие. Я открывал школу, она не пошла, потому что молодым не интересна теория, они хотят сразу идти рисовать на стенки, не различая рисунок и живопись, не понимая свет и тени», - рассудил Антон, и итоге добавив, что на самом деле, делать граффити популярным - бессмысленно.

 


Граффити в Чите сегодня

«Сегодня в Чите как такового общества граффитистов нет, в основном, существуют маленькие группы людей, которые зовут себя командами. Занимаются рисованием на стенах человек 10, а команд – две-три», - рассказал Антон Терентьев, добавив, что идеи объединиться на самом деле нет, потому что каждый граффитист представляет отдельную личность со своими планами.

 

Он объяснил, что тем, кто занимается бомбингом, или нелегальным рисованием, важно количество, потому что они рисуют на поездах, административных зданиях. Другими словами, занимаются политическим граффити, борются против системы. И им не интересны худохники-райтеры.

 

«В Чите все по райтингу. Там удобно работать в команде при рисунке на большой поверхности, работая в нескольких стилях. Одному такие рисунки очень тяжело рисовать, поэтому ребята собираются в команды», - добавил Антон.

С его слов, есть еще стритарт – глубокое рассуждение о жизни посредством граффити, с помощью которого можно показать кому-то их маленькие грешки, а кого-то, наоборот, мотивировать на действие. «Но таких людей не так уж и много. В России был Паша 183, который в прошлом году умер. Он был самым ярым деятелем по стритарту. За рубежом - Бэнкси. А другие делают все как-то поверхностно, у них нет своего стиля», - подытожил Антон, добавив, что в Чите социальным граффити очень трудно достучатся до людей.

Райтер рассказал, что краски и баллончики они заказывают через Интернет, так как в Чите ничего подобного не продается. С его слов, на один рисунок уходит много цветов, поэтому сразу заказывается вся палитра - примерно по 10 баллонов на каждый из 160 цветов.

Про себя Антон с грустью рассуждает, что сейчас ему уже тяжело рисовать и на творчество не хватает времени. Причиной он назвал возраст, работу, которая съедает его творческий потенциал и нехватку денег. Раньше он мог тратить на краску по 30 тыс. рублей в месяц, что сегодня уже делать тяжело.

На граффити Антона редко увидишь что-то позитивное. В основном, это черепа и скелеты. Сам он сказал, что «веселенькое» он рисует на заказ, а в своем творчестве предпочитает изображать «мертвечинку». «Почему так рисую? Не знаю, а почему Малевич нарисовал черный квадрат, а не треугольник? Ведь никто этого не знает», - улыбнулся Антон.

Где можно, а где нельзя

«Если хочется рисовать на здании, то, естественно, нужно спрашивать разрешение у администрации. В другом варианте можно просто найти хозяина дома или гаража и договориться непосредственно с ним. Например, есть стенка на территории школы, приходишь к директору и с ним решаешь этот вопрос. С этим проблем нет. Но чаще всего граффити рисуется на заброшенных домах и гаражах», - рассказал Антон.

На вопрос о встречах с полицией Антон улибается и отвечает отрицательно. Пару секунд подумав, сказал, что чаще встречается с местными обывателями, но, сколько людей, столько и мнений, поэтому, он готов мириться с тем, что кому-то его творчество нравится, а кому-то нет.

 

«Единственное, все-таки, обидно, когда твои рисунки портят. Что сегодня очень часто делает молодежь, мне только не понятно, почему. Из зависти, из-за ненависти, а может, потому что сами ничего не могут сделать», - вздохнул райтер.

Достижения и проблемы

«Про главные достижениям мне рассуждать тяжело. Но интересные проекты были и еще будут. Например, мы несколько лет назад на улице Гагарина заклеивали стенку на заброшенном здании листочками формата А-4», - поделился достижениями Антон, про все остальные работы он только сказал, что все обычно и особенного ничего нет.

Про планы, он с едва заметным чувством гордости рассказал, что сейчас он занимается благотворительностью и этим летом планирует два проекта – рисунок для детского дома в Атамановке и для дома престарелых в Смоленке.

«В детском доме будет все простенько, скорей всего, буду рисовать геометрию, чтобы было ярко. А в доме престарелых придется поднапрячься, и сделать что-нибудь интересное. Закончить планирую к концу лета», - с уверенностью произнес Антон.

Но вот, такую идею, как разрисовать граффити читинские улицы, как в Майями, он считает абсолютно нереальной. Причина все та же -  в нашем городе никому это не нужно, все в погоне за прибылью, а это денег никому не принесет.

«Основная проблема граффитиста – не хватка творческого потенциала. Также, может не хватить идей для рисунков или навыков. Например, в Интернете находишь интересные работы, кажется, что это очень легко изобразить, а пробуешь рисовать – понимаешь, что сложно, потому что нет подходящих навыков», - объяснил Антон.

С его слов, некоторые рисунки проще рисовать на листке бумаги, на стене выходит все гораздо сложнее.

Сейчас ему просто хочется увеличивать свои навыки и делать все больше граффити. Но мечты заработать миллион посредством своего творчества, у Антона нет: «Однако, у меня еще есть в планах нарисовать рисунок размером с трехэтажный дом. У нас этого еще никто не делал, и для города это будет большой прогресс. Реализацией своих планов займусь уже этим летом».

Шире круг

Антон советует, чтобы стать граффитистом, нужно просто купить баллончик и идти рисовать. Однако, он отметил, что в любом случае, для того, чтобы что-то сделать, понадобится теория, а материалы можно использовать любые, не только баллончики, можно рисовать и кисточками, и валиками.

«Не важно, чем ты занимаешься и кем работаешь, рисовать может каждый. Сегодня у меня есть двое подопечных, которых пока мне достаточно, но если найдутся какие-нибудь таланты, жаждущие получить совет и помощь, то они могут обращаться ко мне. Ведь все были такими, и когда-то ничего не умели», – искренне произнес Антон.

Поэтому, все, кто когда-то мечтал взять баллончик и нарисовать прекрасную бабочку, улетающую вдаль на стене своего дома, или закат уходящего солнца на гараже, может смело обращаться к уже опытным граффитистам, в том числе к Антону. С ним можно связаться по телефону 8-914-477-66-02, или найти в группе Вконтакте vkontakte.ru/public23867264, vkontakte.ru/club22623232.

 
Фото и видео предоставил Антон Терентьев




Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/