Требуется бывший зэк…

Проблема, обозначенная в фильме Баяра Барадиева, очень характерна для Забайкальского края. Ежегодно колонии региона покидают около 2 тысяч человек и каждый пятый вновь возвращается в места лишения свободы. Беспокойства добавляет статистика Службы занятости, в которую за 2013 год обратились только 239 человек и только 32 нашли работу.

Если этой проблемой не озадачены бывшие преступники, то общественность давно забила тревогу.

Обсудив проблему реабилитации и адаптации бывших преступников, члены общественных советов УФСИН и УМВД пошли к депутатам Заксобрания Забайкальского края. К депутатам у них была одна просьба – разработать законопроект о квотировании рабочих мест для освободившихся. В начале мая эту возможность общественники, сотрудники заинтересованных служб и депутаты обсудили на заседании.

Председатель Общественного совета по проблемам деятельности УФСИН России по Забайкальскому краю Юзеф Коберский, выступая перед депутатами, назвал рост преступности в качестве главной причины необходимости принятия закона: «На миллион жителей края через УФСИН ежегодно проходят 28 тыс. человек, каждый год в зоны уходят около 9 тысяч, и еще около 12 тысяч находятся под контролем уголовной инспекции. Это нас очень настораживает, тем более, что уровень преступности растет. За прошлое полугодие он подскочил на 50%».

По его мнению, закон изменит положение дел, если в нем будет прописано не  только принуждение работодателей к трудоустройству бывших заключенных, но и льготы для них.

В свою очередь, начальник отдела краевой Службы занятости населения Анатолий Халтурин заявил, что подобный закон о квотировании рабочих мест для бывших заключенных, скорей всего, работать не будет.

«Сегодня действует два закона о квотировании рабочих мест - для инвалидов и несовершеннолетних, но по итогам 2013 года, мы сумели трудоустроить всего 11 человек. Вакансии для них не востребованы из-за низкой зарплаты», - констатировал Халтурин, добавив, что 60% предлагаемых инвалидам и подросткам вакансий предполагают зарплаты ниже МРОТ.

С его слов, работодатели, скорее всего, будут предлагать бывшим заключенным малооплачиваемые должности. Из-за этого желающих трудиться будет немного и рабочие места будут пустовать. Если вакансию закрыть сотрудником, не отсидевшим в тюрьме, то закон будет нарушен и работодатель заплатит штраф. Такая коллизия, по словам Халтурина, уже возникла при квотировании мест для несовершеннолетних и инвалидов. Аргументированно возразить ему общественники не смогли.

Депутат, работающий в комитете по демографической политике, качеству жизни и трудовым отношениям Алексей Кужиков предлагал разговаривать о трудоустройстве экс-заключенных с предпринимателями. Являясь генеральным директором ООО «Разрез Тигнинский», Кужиков обозначил и свою точку зрения. С его слов, у него на предприятии работают несколько бывших заключенных, проблем с ними нет, однако путь в шахту, где добывается золото, для них закрыт навсегда.

Кроме того, депутат рассказал о ненадежности некоторых бывших заключенных. Кто-то, ступив на путь честного труда, рано или поздно попадается на воровстве, другие еще долго живут по тюремным законам.

Из лагеря в лагерь

Коберский предложил еще один вариант реабилитации и адаптации бывших заключенных. По его мнению для освободившихся нужны учреждения, похожие на трудовые лагеря, где они смогут работать, общаться и постепенно привыкать к нормальной жизни.

«У нас есть опыт работы, есть общественный фонд «Возвращение», который возглавляет врач-психолог Алексей Пруткин. Пять лет назад он создал этот фонд, и они на базе КФХ «Егор» на севере Читинского района открыли место, куда приезжают бывшие осужденные, которым не куда податься. К нему сейчас очередь ребят, которым после зоны некуда податься. Они построили общежитие, баню, у них производственная база, они выращивают кормовые культуры, но сегодня им не хватает денег на развитие. Пруткин просил администрацию города помощи в приобретении продуктов, но так её и не получил», - рассказал Коберский, добавив, что таких хозяйств должно быть больше.

Однако, как видно, в крае мало желающих создавать бизнес, заточенный под перевоспитание заключенных. Государство в этом вопросе тоже выглядит незаинтересованным. Ведь по целевой программе, направленной на реабилитацию и адаптацию бывших заключенных, которая предусматривает около 20 миллионов рублей, за четыре года было потрачено только 500 тысяч рублей. В 2014 году действие программы завершится. В связи с этим трудно не отметить правоту председателя комитета по бюджетной и налоговой политике Владимира Хорохордина, который заявил, что сначала нужно поднять экономику всего региона, после чего решать проблемы будет проще, а многие – исчезнут сами по себе.

За полтора часа обсуждения депутаты так и не смогли прийти к единому решению, и оставили этот вопрос на доработку. Они предложили создать специальную рабочую группу, которая, быть может, и разберется в проблеме. В планах, эта группа должна связаться с другими проблемными регионами РФ и изучить их опыт в решении проблемы трудоустройства бывших заключенных. А потом уже совместными усилиями обращаться к Правительству РФ.

Вот только и тут возникает маленькая проблемка. Если закон может обязать предпринимателей брать на работу освободившихся, то заставить их выходить на работу – невозможно, не нарушив конституционных прав. При этом, некоторые заключенные, живущие по «уголовным понятиям», работать не намерены вообще. Поэтому начинать нужно с уничтожения криминальной субкультуры, которая сейчас, кажется, открыто пропагандируется.





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/