Пристань в Сретенске: Как живет последнее предприятие водного транспорта региона

Юбилейный для Сретенска 2014 год напомнил об особенностях исторического города. Одним из увлекательных мероприятий на празднике, прошедшем на прошлой неделе, стал выход на воду теплохода «Заря», который стоял в затоне больше года.

Тем не менее, желающих прокатиться на 40-летнем теплоходе было немало, однако постоянных рейсов он не ведет. О том, как обстоят дела на Сретенской пристани, и есть ли будущее у пароходства, узнала наш корреспондент «ЗабИнфо».

Как всё начиналось?

Согласнро публикациям в новом томе «Энциклопедии Забайкалья» о Сретенске, реки играли первостепенную роль в освоении русскими землепроходцами территорий Забайкалья и Приамурья. Со второй половины 17 века они служили естественными транспортными артериями в огромном и малообжитом крае. Пароходство там возникло всего на восемь лет позднее, чем на Волге. В 1864 году пароход «Гонец» даже совершил рейс из Сретенска в Читу. Правда, в силу мелководности Ингоды этот маршрут с использованием паровых судов в дальнейшем не получил широкого развития, но эпизодически использовался по мере крайней необходимости.

- Вообще, рейсы вверх по течению Шилки от Сретенска были нерегулярными. В благоприятную навигацию пароходы доходили до станицы Митрофановской, еще реже – до села Усть-Онон. 


Теплоходы «Заря» — серия советских пассажирских скоростных глиссирующих речных судов с водомётным движителем для перевозки пассажиров и их багажа по малым рекам в светлое время суток. Вместимость 60-86 пассажиров, экипаж — 2-3 человека. Скорость движения 40-45 км/ч.

Известный «Вестник» с цесаревичем Николаем в июне 1891 года, направляясь в Нерчинск, вверх по Нерче подняться не смог и остановившись у ее устья. В то же время есть упоминание о том, что в 1896 году частный пароход с грузом поднялся вверх по Нерче на целых 100 верст от Нерчинска, - рассказывает в своих трудах историк Олег Черенщиков.

По его мнению, с середины первого десятилетия 20-го века Кокуй превращается в главный центр сборки судов на Шилке, а Муравьевский затон Сретенска – в основную базу судоремонта и зимней отстойки казенных и частных судов. Проведение Транссибирской железной дороги до Сретенска позволило на месте собирать суда из деталей, изготовленных на передовых предприятиях европейской части России. Но, к сожалению, начавшиеся с 1914 года события в стране и мире не позволили временным верфям Кокуя превратиться в полноценные судостроительные заводы. С этого момента судостроение там более не возобновлялось вплоть до 1935 года.

Заря в затоне

Сегодня на речном вокзале в Сретенске не проходят рейсы. В этом году известный теплоход «Заря», который перевозит свыше 40 человек, начиная с 70-х годов прошлого века, все еще на плаву. Однако, по мнению директора Сретенской пристани Владимира Серлина, он же капитан единственной «Зари» отсутствие спроса на такие услуги, нехватка кадров и финансирования, а главное проблемы с получением лицензии привели к тому, что «Заря» не вышла в плаванье.

- Буквально 3 сентября предприятие получило лицензию, пока я не прошел аттестацию как капитан пассажирского теплохода, разрешение не давали. Был очень длительный подготовительный этап, огромное количество документов пришлось собрать для получения лицензии, а сама аттестация в Москве заняла не более 30 минут. Учитывая, что разрешение получено в конце сезона, смысла нет выходить в рейс. На следующий год мы планируем запуститься, лицензия бессрочна, - рассказывает Серлин


Теплоход типа «Заря» выпускался с 1965—1983 год, всего было произведено около 200 экземпляров. Предприятием-производителем являлся Московский судостроительный завод

К сожалению, это не все проблемы, которые сегодня сопровождают пристань. Сейчас суда не ходят, большинство из них не на плаву. Но директор пристани, добавляет, что горожане в современном мире легко обходятся без такого вида транспорта.

- Я пришел работать на пристань в 1981 году. Потом грянула перестройка, Амурское пароходство было единым, а потом после реорганизации все сошло на нет. В век прогресса должно бурно идти развитие, а у нас наоборот все затухает. Нет интереса. У современного общества устои такие, - избавляться от того, что не приносит дохода», - отмечает капитан теплохода «Заря».

Проблема еще и в том, что в регионе нет специалистов соответствующего профиля. Сам Владимир Серлин через полтора года уходит на пенсию, и передать свои умения ему некому.

- В свое время я окончил речное училище в Благовещенске. В этом году вроде бы там хотели набирать на специальность, но никто элементарно не идет. Это не престижно, я работаю за идею, не получая ни копейки. Помимо «Зари» есть еще буксир «Угдан», но на него также нет капитана и нет экипажа, - сетует собеседник «ЗабИнфо».

Другие суда также не выходят в плаванье. Ранее на Шилке действовали пассажирские линии с теплоходами «Ермак», «Муром», «Жемчуг», от Сретенска до поселка Усть-Карск и вверх от Сретенска до Усть-Онон. По информации, которую удалось получить из Хабаровска «Муром» был отправлен в хабаровское пароходство, но сегодня от судна восталось лишь днище, утонувшее глубоко под воду.Олег Черенщиков в своих публикациях отметил, что после навигации 1964 года старейшее паровое судно «Муром» на Шилке подлежало списанию. Но буквально на следующий год его приобрел Сретенский судостроительный завод, восстановил и использовал в качестве буксира для проводки до Хабаровска построенных судов: «Позднее его превратили в заводскую сдаточную базу, и пароход исправно нес службу в краевом центре до конца 70-х годов. Таким образом, старичок «Муром» верой и правдой прослужил людям более семи десятков лет».

Проблемы судоходства сегодня остро ощущаются не только в Забайкалье. Московский судостроительный завод, где выпускались теплоходы «Заря», давно закрыто и не работает. Как рассказывает директор пристани, подобные проблемы с нехваткой пассажиропотока и отсутствием ресурсов, возникает и в других регионах.

Надежды пристани

Несмотря на сложные обстоятельства, сложившиеся на Сретенской пристани сегодня, будущее у нее есть. По словам вице-премьера правительства Сергея Новиченко, главное для города, быть включенной в программу малых городов России.

- Если наше министерство культуры совместно с правительством и губернатором Забайкалья сделает это, то появится и пристань, и затон и набережная. Появятся, возможно, улицы, которые будут исторически реконструированы. Было бы здорово, чтобы ты вышел из парка реконструированного в духе прошлых столетий и пошел на пристань, прокатиться на теплоходе. Кадры же можно найти, ведь молодежи полно. Определенные навыки есть у тех ветеранов военно-морского флота, можно и открыть филиал из крупных училищ, было бы под что, - поделился размышлениями Сергей Новиченко.

Он отмечает, что сегодня в Забайкальском крае нет позиционирования в туристической системе, а достопримечательность, которую знают за границей региона – это только Церковь декабристов.

- Если открыть любой иностранный англоязычный портал, где туристы выкладывают  информацию, где побывали, то про Читу ничего нет. На самом деле это не так  -есть церковь в Калинино, сам Нерчинск, мы знаем эти места, а другие нет, - говорит Новиченко.

Сегодня сретенская пристань находится на грани существования. Сможет ли она стать элементом туристического маршрута в Забайкалье или вновь возродит себя как транспортное звено в цепи инфраструктуры – вопрос пока открытый. Будем надеяться, что судьба ее будет известна, а история пристани не останется лежать глубоко в воде, как днище теплохода «Муром».


В Забайкалье, кроме пристани «Сретенск» теплоходы «Заря» находятся в эксплутации у отдельного дивизиона пограничных катеров, который также дислоцируется в Сретенске

 

ФОТОРЕПОРТАЖ





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/