Монголия не слушается Путина

11-12 сентября в Душанбе прошло 14-е заседание Совета глав государств-членов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

После того как Забайкальский наш край нынче профестивалил на «Студенческой весне ШОС», эта самая ШОС нам почти что родная. Но будучи неисправимыми оптимистами, вместо того чтобы оплакивать казенные рублики, безвременно ушедшие от нас в мир иной, то есть сферу офигительно важной геополитики, мы сегодня поговорим о некоторых занимательных результатах трехсторонней встречи в Душанбе президента Монголии Цахиагийна Элбэгдоржа с президентом России Владимиром Путиным и с председателем КНР Си Цзиньпинем. Потому что, думается, это имеет большое значение для Забайкальского края.

После «Студвесны» всяк читинец, хоть ночью разбуди, скажет, что ШОС - это Шанхайская организация сотрудничества, в которую входят Россия и Китай. А также ещё Казахстан, Киргизия, Таджикистан и даже Узбекистан. Государством-наблюдателем при этой ШОС является соседняя Монголия. Умные люди говорят, что «для национальных интересов России геополитически очень важно полноценное участие Монголии в ШОС, ибо это ослабит возможности деструктивного влияния США на евразийском пространстве, усилит экономическую связанность региона, его комплексную безопасность». А для ослабления «деструктивного влияния США на евразийском пространстве» нам ничего не жалко.

 

Чего хотят монголы?

В ОБЩЕМ, поехал президент Монголии Цахиагийн Элбэгдорж в Душанбе понаблюдать, как добрые люди – президент России Путин и председатель КНР Си Цзиньпин - не покладая рук ослабляют возможности деструктивного влияния США на евразийском пространстве. А заодно порешать с коллегами всякие сверхполезные для Монголии инициативы. Он вообще, как я понял, человек инициативный, придумал, понимаете, вот что.

Во-первых, «активизировать генеральное соглашение о транзитных грузоперевозках железнодорожным транспортом, достигнутое между правительствами Монголии, России и Китая во время визитов председателя Си Цзиньпина и президента Путина в Монголию». Это, чтобы грузы российско-китайской торговли, которыми живёт Забайкальская ордена Трудового Красного Знамени железная дорога, до нашей дороги не доезжали, а шли транзитом в Монголию через Наушки. А Забайкальская дорога пусть, значит, загнётся ради «экономической связанности региона».

Во-вторых, решить вопрос о проведении трёхсторонней рабочей встречи в Улан-Баторе в этом году. К себе, в общем, зазывает. Как передало ИА «МОНЦАМЭ», «с целью изучить вопросы о строительстве западной линии по передаче природного газа через территорию Монголии». То есть газопровод «Алтай» провести по монгольской территории, чтобы монголы могли к радостям потребления дешевого трубопроводного газа примонголиться. А заодно по-дружески взять за горло российско-китайское энергетическое сотрудничество. Монгольские СМИ считали, что это самый важный вопрос после состоявшихся недавно визитов в Улан-Батор президентов В.В.Путина и Си Цзиньпина.

 

Что сказал Путин?

ПРЕЗИДЕНТ России оказался в курсе, что географическая близость Монголии, России и Китайской Народной Республики позволяет осуществлять хорошие, долгосрочные проекты в области инфраструктуры. «Нам есть о чём говорить и, безусловно, наладить постоянный диалог мы считаем важным, целесообразным и полезным», - заявил В.В. Путин. «Но сначала я хотел бы сказать несколько слов о международном положении, - президент России сел, как видно, на любимого конька. - Все мы боремся за укрепление стабильности в Центральной и Северо-Восточной Азии». Но, как считает В.В. Путин, бороться надо не абы как, а через ШОС. И в будущем, соответственно, встречаться втроём он хочет «на полях саммита ШОС»: «Следующая встреча пройдёт в июле 2015 года в г. Уфа, российской Республики Башкортостан, и на ней можно будет провести трёхстороннюю встречу Россия-Китай-Монголия». Придётся, стало быть, монголам в Уфу теперь за своей монгольской корыстью ехать, а не в Улан-Баторе саммиты устраивать. Это первое.

Второе. По поводу железнодорожного транзита из РФ в КНР и обратно через территорию Монголии президент России высказался фантастически неопределенно: «Что касается развития нашего перспективного сотрудничества с ОАО «Улан-Баторская железная дорога», то мы планируем расширять сотрудничество по строительству новой железной дороги на части территории России и Китая». Лично я, честно говоря, из этих слов ничего не понял: «На части территории России и Китая» никакой Улан-Баторской железной дороги не было и нет. Но Цахиагийн Эбэгдорж, может, по-русски понимает лучше меня.

Что же касается прокладки газопровода из России в Китай по территории Монголии, то Путин на данный счет так красноречиво промолчал, что даже я понял: не видать монголам западного трубопровода «Алтай» как своих ушей. И как Бурятии и Забайкальскому краю восточного трубопровода «Сила Сибири». Это нас в Чите с монголами ещё больше сблизит на основе общего отсутствия трубопроводного газа. Не было счастья, да несчастье помогло, как говорят у нас за Байкалом.

Третье. В завершение речи президент России прямолинейно и недвусмысленно выразил надежду, что руководство Монголии сделает правильное решение и вступит в Шанхайскую организацию сотрудничества на правах полноценного члена.

 

Что ответил Элбэгдорж?

ПРЕЗИДЕНТ Монголии Цахиагийн Элбэгдорж был лишен, по крайней мере пока, перспективы 1) проводить трехсторонний саммит Россия-Монголия-Китай у себя в Улан-Баторе (но вместо этого обретший счастливую возможность в будущем году увидеть стены древней Уфы, а это дорогого стоит), 2) организовать по своей суверенной территории транзит газа из России в Китай. В этой связи «монгольские политологи отмечают, что несмотря на прямое давление России и Китая, президенту Ц.Элбэгдоржу удалось во время встреч в Душанбе убедить лидеров великих держав, что Монголии лучше сохранить свой статус наблюдателя в Шанхайской организации сотрудничества», нежели вступить в ШОС, - сообщил ресурс «Монголия сейчас».

 

Удар многовекторностью по ШОСу

ПО МНЕНИЮ доцента кафедры истории, археологи и этнографии Бурятского госуниверситета Владимира Родионова, Улан-Батор сделал выбор в пользу стратегии многовекторности. В основе этой стратегии - принцип сбалансированных отношений с географическими соседями – Россией и Китаем (других монголам Бог не дал), при одновременном выстраивании сотрудничества с третьими странами. Прежде всего, с США, призванными уравновесить российское и китайское влияние на Монголию. Со своей стороны, Улан-Батор не скрывает особого отношения к сотрудничеству с Вашингтоном. И вопреки позициям Пекина и Москвы, демонстрирует независимость монгольской стороны во внешнеполитических шагах от своих великих соседей - России и Китая. Поэтому считается, что вступление на правах постоянного члена может ухудшить отношения Улан-Батора с Вашингтоном.

По мнению российского монголоведа С.Г. Лузянина, «Монголия является стратегическим союзником США и Японии, политически ориентирована на Запад». Разделяет его позицию и канадский исследователь Р. Бедески, считая, что «вступление Монголии в ШОС автоматически закроет ей путь к политике «третьего соседа».

Переиначивая несколько известную русскую пословицу, сколько монгола не корми, он в США смотрит. Надеюсь, что Россия учтет это обстоятельство и будет сотрудничать с монголами в сфере железнодорожного строительства так, чтобы не повредить родной забайкальской чугунке. 

Александр ТАРАСОВ

Рисунок Марии ЖУКОВОЙ





Эта статья опубликована на сайте Забайкальское информационное агентство
http://www.zabinfo.ru/